Яндекс.Метрика

ТРАНСОВО-ИМПУЛЬСНЫЙ ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ МЕТОД

При психосоматических заболеваниях, зависимостях и негативных состояниях.

Психотропные препараты . Нейролептики . Внимание ! Опасно для здоровья !

 

 

Юрий Иванов

 

 

Дорогие друзья!

 

В английском языке психотропные препараты и наркотики

 

имеют одно и то же значение и переводятся, как одно слово DRUG

 

 

 

Психотропные лекарственные препараты.

 

 

 

Внимание! Опасно для вашего здоровья!

 

 

 

Седативные и транквилизаторы, антидепрессанты и нейролептики

 

 

 

 

Аналитическое исследование.

 

 

 

There is an English version of the articles.

 

Each article printed in English can be found after the article printed in Russian.

 

 

 

Психотропные  препараты применяются в практике лечения детей, подростков и взрослых от различных психосоматических заболеваний,  нарушений центральной нервной системы и  мозговой деятельности.

 Наш проект рассчитан на изучение  заболеваний, которые на сегодняшний день не имеют однозначного толкования, практически не изучаются и не подвергаются никакому анализу в связи с тем, что  ученые  нашего времени попытались объяснить  эти заболевания  наличием определенных изменений в центральной нервной системе.

Данные изменения, как принято утверждать, происходят оттого, что, якобы, центральная нервная система не способна существовать в нормальном виде в связи с тем, что ее компоненты и составляющие требуют подпитки различными активными химическими веществами.

 Сегодняшнее понимание все процессов в человеческом организме ограничивается только лишь наличием в нем различных химических веществ. И это объясняет   повальное увлечение различными химическими веществами, которые, как принято утверждать, являются самым главным лечебным фактором для человеческого организма.

Психотропные лекарственные препараты - это  определенная группа  опасных химических элементов, которые способны создавать в организме различные эффекты в виде:

-  задержки естественных реакций человеческого организма,

-  подавление всевозможных рефлексов и ответных реакций,

-  торможение различных процессов коры головного мозга и центральной нервной системы,

-  подавление всех мозговых центров и создание у человека состояния, равносильного полному равнодушию ко всему происходящему.

Эти свойства данных препаратов направлены на обеспечение максимально возможного состояния равнодушия для  людей,  которые  считаются не совсем нормальными и проявляют различные телодвижения, имеют различные нарушения и у них могут происходить непонятные, с точки зрения ученых – медиков, процессы. При этом принято утверждать, что это есть следствие различных химических процессов, происходящих в организме.

Психотропные препараты имеют различные предназначения, и  их можно определить, как седативные и транквилизаторы,   антидепрессанты и нейролептики.

Седативные и транквилизаторы проявляются в способности некоторых химических веществ создавать у человека состояние повышенного торможения или повышенного возбуждения. Это обусловлено  тем, что активное химическое вещество, внедряясь в организм,  воздействует таким образом, что человек  получает огромной силы дополнительный импульс, который создает у него ускоренные процессы всевозможных реакций,  запускающихся от воздействия данного вещества. В результате происходит медленный взрыв, который сопровождается различными неестественными ощущениями . Состояние человеческого организма в виде возбуждения  от какого- либо активного химического вещества носит название состояния повышенной наркотической возбудимости. При этом ребенок или взрослый человек испытывает  желания, которые ему не свойственны в  обычной нормальной жизни.

Седативные препараты - это  активные вещества,  способные воздействовать на центральный отдел головного мозга и подавлять все виды нормальных естественных реакций. Данные активные вещества не только подавляют различные виды реакций, но  так же и  способны разрушать некоторые участки энергетической структуры коры головного мозга. Эти участки как раз и создают определенное взаимодействие с окружающей средой, и как только они  оказываются  разрушенными - человек может терять реальное ощущение действительности. Вот тогда и наступают процессы, которые могут иметь необратимый характер.

Антидепрессанты - это вещества, которые  нейтрализуют  чувственные рецепторы человеческого организма. Человек при  этом  становится настолько равнодушным, что ему просто безразлично все происходящее.

Эти странные лечебные препараты используются в работе невропатологов , психиатров, кардиологов и специалистов других смежных лечебных направлений в работе с детьми и подростками.

И, далее, самые  опасные для человеческого организма - это  группа препаратов,  имеющая название нейролептики.

Эти активные вещества полностью сходны с химическими веществами,  которые  называются наркотиками и  действие нейролептиков полностью сходно по характеру с любым наркотическим веществом, которое используют наркозависимые люди.  И при этом, если  врач, выписав данный препарат, обещает, что вы ни в коем случае не будете подвержены никаким побочным эффектам, то вам  так и не удастся понять, каким образом он  способен оценить воздействие данного наркотического вещества, находящегося в нейролептике на организм ребенка или взрослого человека.

Ведь  активный элемент, находящийся в том или ином препарате, воздействует на центральную нервную систему совершенно по -  разному. К примеру, если вы замечали, как воздействует алкоголь на человека, то тогда  могли обнаружить, что некоторые люди начинают становиться зависимыми и  уже через некоторое время полностью деградируют. Другие же  употребляют алкоголь в более или менее умеренных количествах, но это не дает им возможность полностью отказаться от него. А третьи  равнодушны к нему, и в то же самое время могут иногда выпить маленькую рюмку.

 Вот эти характерные признаки отношения людей к алкоголю полностью соответствуют всем тем параметрам, которые человек испытывает в момент нахождения в его организме какого-либо нейролептика.

Можно представить человека, который, употребив, скажем, стакан водки, стал совершенно равнодушен ко всему происходящему. В тот самый момент в организме начинаются  реакции, которые принято оценивать, как нарушение всеобщей закономерности происходящих процессов в организме человека. И вот тогда наступает определенный этап формирования различных степеней зависимости от того или иного  вещества, находящегося в препарате.

 Если ваш ребенок более или менее устойчив к воздействию активного вещества, то он долгое время может жить, не испытывая очень сильных внешних проявлений. Если же его центральная нервная система не обеспечивает полноценную защиту от такого тяжелого активного вещества, то тогда он может испытывать все те негативные проявления, которые подробно описаны в различных источниках  и носят название  злокачественный нейролептический синдром.

Что же это такое? Это  и есть  проявление,  возникающее тогда, когда организм   постепенно начинает разрушаться от воздействия на него того или иного активного химического элемента, находящегося в нейролептике.

Проявление нейролептического синдрома достаточно разнообразно. Вы можете видеть, как человек медленно, но верно начинает меняться и у него происходят процессы, которые внешне напоминают какие-то странные телодвижения.  Он не в состоянии владеть своим телом(лекарственный гиперкинез), либо он гримасничает, или проявляет какие - либо другие непонятные состояния, которые на первый взгляд считаются проявлением психиатрического заболевания.

Но при этом вам, скорее всего,   скажут, что если  назначенный  препарат не помог при данном заболевании, то тогда  заболевание может считаться уже не  психосоматическим, а психиатрическим. И вашему ребенку требуется  лечение уже у  совершенно другого специалиста - психиатра. И вот тогда уже вам будет рекомендовано не просто лечение, а  серия различных испытаний состояния вашего ребенка. Ему будут предлагаться всевозможные препараты, которые рано или поздно приведут его в состояние полнейшего угнетения психики, которое затем может привести к необратимым последствиям.

Такое положение дел в нашей советской медицине, которая постепенно перешла в российскую, говорит о том, что люди, работающие там, совершенно равнодушны к тому, что же получают дети и подростки при обращении за помощью к врачам  данных направлений.

В нашем обозримом будущем, скорее всего, не окажется людей, которые бы не испытывали не себе те или иные психотропные препараты.

Как только человек начинает пользоваться такими препаратами, у него сразу же возникают различные неприятные перспективы дальнейшего существования, так как он может заболеть еще более серьезным заболеванием, нежели то, что у него имеется. Так же он может полностью оказаться в состоянии равнодушного существа или измениться настолько, что уже никто и никогда не способен его сделать прежним нормальным человеком.

Эти, странные, на первый взгляд, обстоятельства  признаны лечением психосоматических заболеваний в наших учреждениях Минздрава. Они  и говорят о том, что наше сегодняшнее мировоззрение и внутреннее осознание  того, что врач не должен  создавать человеку различных заболеваний существует только лишь тогда, когда  люди  вдруг вспоминают, что им нужно сходить в церковь и понимают, что они нанесли кому- то вред. Ведь специалисты этих направлений не в состоянии вылечить  ни одного заболевания из  перечня, существующего  в виде психосоматических и психиатрических заболеваний.

Наш проект призван реально оценить все  происходящее в нашей российской медицине в направлении психосоматических заболеваний и зависимостей. И если бы кто-нибудь задумался о том, зачем же специалисты исследуют действия того или иного нейролептика, то  многие бы  просто отказались бы от его  использования, даже если  врач выписывает этот препарат их детям. Ведь в аннотации к любому нейролептику описывается такое громадное количество побочных эффектов, которое  вызывает шок у обычных людей,  не имеющих отношения к медицине. Но, как правило, врачи закрывают глаза на то, что же описывается в побочных эффектах, так как на самом  деле врач - это всего лишь послушный  исполнитель циркуляров и инструкций, которые засылаются Минздравом и  рекомендуют тот или иной препарат  для лечения психосоматических заболеваний.

И никто и никогда, ни при каких обстоятельствах не сможет доказать, что данный врач нанес вред вашему ребенку гораздо больший, нежели то заболевание, которое ребенок имел до этого.

Такая  закономерность только лишь подтверждает всеобще принятое утверждение о том, что, если человек  попадает в руки к психиатру, то тогда он рано или поздно начинает превращаться в существо, которое уже не может считаться нормальным человеком.

Такие, странные, на первый взгляд, методы постепенно привели к тому, что данные   препараты нашли столь широкое применение. И теперь даже трудно представить жизнь людей без огромного количества всевозможных вариаций психотропных препаратов.

И если вы вдруг  посчитали, что больны депрессией, или же вам кажется, что за вами кто-то гонится, или  думаете, что у вас постоянно впереди какая-то опасность, то вам порекомендуют тяжелый психотропный препарат, который имеет свойство сделать вас абсолютно равнодушной и безразличной. И в то же самое время,  если вы не устойчивы к воздействию на ваш организм наркотических веществ, то тогда вы рано или поздно можете заработать еще одно заболевание, которое уже не способен вылечить ни один врач нашей российской медицины. Ведь наркотическая зависимость требует совершенно других подходов. Она не лечится никакими химическими веществами и  состоит  из образовавшегося под воздействием активного вещества определенного очага возбуждения, который необходимо вывести. Но при этом существует вероятность того, что наш сегодняшний врач, обучаемый в мединституте, не просто не в состоянии этого сделать, но даже и не имеет никакого желания и никаких способностей для этого.

Хотелось бы, чтобы  люди,  стоящие перед выбором в вопросах лечения детей, предусмотрительно обратились бы к  источникам,  наглядно показывающим всю  степень опасности, которую представляют для людей различные вещества наркотического воздействия, содержащиеся в нейролептической группе препаратов. Если же вам будут говорить, что существуют новые уникальные разработки и    обещать необыкновенные результаты от  этих таблеток, то тогда вам  нужно  обеспечить себя  уверенностью, что данный препарат не способен повлиять на вашего ребенка  побочными воздействиями,  находящимися в аннотации и носящими  тяжелый спектр различных разрушений организма.

Если же вы все же решились дать вашему ребенку нейролептик, то тогда вы должны  для себя определить, насколько же  необходимо использовать признанный опасным с точки зрения любого нормального человека препарат,  имеющий такой спектр побочных эффектов.

Наша с вами задача сейчас - это понять, есть ли смысл подвергать детей и подростков таким испытаниям, если даже самый безобидный препарат способен создать  огромное количество побочных негативных изменений в организме человека.

И вот тогда встает закономерный вопрос: "А если такие препараты несут серьезную опасность для здоровья человека, то тогда зачем необходимы врачи, занимающиеся только лишь  выписыванием именно таких препаратов, относящихся к группе психотропных лекарственных веществ?". Это говорит о том, что  наша медицинская наука до сих пор не выработала своего отношения  к  заболеваниям, которые в народе называются нервным тиком, заиканием, фобиями, депрессией  и тому подобными недугами.

В настоящий момент используются  психотропные препараты,  имеющие эффект, подобный наркотическому веществу. И если бы какой - либо ученый задумался о происхождении данного положения дел в нашей медицине, то тогда встал бы еще один очень важный вопрос: "А как же быть с  направлениями,  требующими серьезного отношения к таким заболеваниям?"

И вот тогда возникает  ложный путь,  позволяющий врачам смежных направлений лечить  препаратами,  создающими у больных еще более сильные заболевания, нежели те, которые они имеют, как первичные.

Если ваш ребенок заикается или у него дергается какая - либо часть тела, то данное заболевание можно вылечить всего лишь одноразовым посещением специалиста по транс- интегральным техникам. И в течение двух- трех месяцев ваш ребенок снова станет здоровым. Если же обратитесь к врачу, и он вам выпишет массу различных психотропных препаратов, то тогда сам процесс выздоровления станет под большим вопросом, так как воздействие на организм ребенка различных активных веществ наркотического содержания непредсказуемо. И ни один врач не сможет оценить степень реальной опасности для организма детей.

И вот тогда наступает то безумие, которое принято в медицине в виде обеспечения жизнеспособности человека. Вам будут доказывать, что если вы не будете употреблять таких препаратов, то, вполне вероятно, вашей жизни или жизни ваших детей может угрожать опасность. Это применяется при эпилепсии, панических атаках, при бронхиальной астме и  других смежных заболеваниях.

На самом же деле, если внимательно изучить  структуру и механизм заболевания, то  окажется, что психотропные  препараты создают гораздо больше неприятных эффектов и болезненных состояний, нежели сами первичные заболевания.

Но в этом мире принято утверждать, что врач, прежде всего, должен заботиться о сохранении жизни больного и в этом случае применяются  средства, полностью меняющие  состояние человека. При этом больной  уже становится совершенно другим:  возникают различные побочные эффекты и появляются всевозможные неприятные состояния. И постепенно человек погружается в мир  непонятных состояний и ощущений, которые иногда сопровождаются огромными взрывоопасными эффектами,  беспокоящими  психиатров.

Эти состояния  как раз и сопровождают все методики,  основанные на применении нейролептиков.

 В нашем проекте уже достаточно много опубликовано информации и материалов на эту тему. Но хочется еще раз предупредить всех родителей и пожелать им бесконечного счастья и надежды на то, что их детям удастся избежать  участи,  постигшей многих детей, матери которых использовали для лечения простых и безобидных заболеваний в виде нервного тика галоперидол и подобные нейролептики. Данные препараты со временем делали этих детей совершенно равнодушными. Они теряли свои первоначальные ощущения и  становились  неспособными проявлять себя в виде активной деятельности. Все то, что им позволялось потом - это пустое времяпровождение, которое   определялось, как достаточно нормальное состояние для того, чтобы не причинять никому никакого вреда.

Хотелось бы, чтобы  люди,  вынужденные  использовать данные препараты, задумались о том, почему  их дети начали почему - то испытывать какие- то непонятные ощущения и телодвижения, и  все то, что присуще побочным действиям в виде дискинезии, нейролептического синдрома, паркинсонизма и других подобного типа эффектов.

И тогда вы задумаетесь о том, почему же вы не обратили внимание на весь спектр побочных эффектов тогда, когда врач выписывал вам этот  препарат. И когда вы доставали его  из коробки, и,  не читав аннотаций, давали ребенку пить в надежде на то, что врач уж в действительности поможет вам избавиться от этого психосоматического заболевания. Хотелось бы, чтобы вы вспомнили, что ваш ребенок дорог, прежде всего,  только вам. И никто другой не будет заботиться о нем так, как это должны делать его родители!

И вот тогда вы сможете  обеспечить вашему ребенку  защиту от неприятностей, которые способны создать различные психотропные препараты, способные полностью изменить  состояние ребенка и повлиять на все его дальнейшее существование.

 И как только вам начнут утверждать, что есть какие-то новомодные уникальные препараты, которые стоят бешеных денег, вы сразу же должны обратить внимание на то, к какой группе эти препараты относятся, и с какой целью врач выписывает его для вашего ребенка. И если окажется, что данный препарат вообще не лечит никакого заболевания, то тогда перед вами встает  сакраментальный вопрос: "А для чего тогда этот препарат нужно пить, если он в действительности не лечит ни одного заболевания?" Ведь ваш ребенок надеется на то, что он может в будущем стать здоровым!

И вот тогда возникает еще более серьезный вопрос о том, что же делать и как же быть  в этой ситуации?

В данном проекте нам нет необходимости   пытаться все осмыслить и делать какие - то предположения, отбирая хлеб у работников Минздрава. Но в то же самое время хотелось бы, чтобы сами работники Минздрава попытались ответить на столь значимый вопрос для родителей, чьи дети болеют такого типа заболеваниями.

А как же быть родителям, если их ребенок вследствие лечения стал еще более больным, нежели тогда, когда вы впервые привели его к врачу?

Вот тогда и возникает множество вопросов, на которые сегодня не в состоянии ответить ни один врач и ни один доктор медицинских наук. При этом  вам все время будут утверждать, что нервная система ребенка  работает неправильно, что, якобы, мозг не справляется со своей деятельностью, что  ребенок не способен нормально развиваться и тому подобное Эти странные утверждения рассчитаны на  людей, которые понадеялись на врачей. выписывающих такие тяжелые психотропные вещества.

Наша медицинская наука сегодня, как и прежде, думает только лишь о каких-то перспективных изобретениях, а эти  изобретения -  ни что иное, как определенные химические вещества. Но если глубже взглянуть на  эти процессы, то тогда мы можем обнаружить,  что многие химические вещества способны создавать в организме очень серьезные заболевания, которые могут полностью нарушить всю жизнь человека.

И поэтому, если вы обратились к психиатру или к невропатологу, и он выписал вам нейролептики - тяжелые психотропные вещества, тогда вы сами себе должны задать вопрос: " А что, если мой организм не в состоянии противодействовать такому веществу, и я могу стать наркозависимым, получив какие-либо побочные эффекты? И при этом уже мне вряд ли кто - то сможет помочь?"

Когда вы будете задавать себе такие вопросы, то исчезнет возможность  того, чтобы данные препараты постоянно выписывались детям и взрослым и употреблялись в огромных количествах.

Ведь существуют различные методы, методики и подходы к тем или иным заболеваниям. Но только лишь, если сами ученые и врачи будут стремиться к постижению истины и к возможности исследования данных методов, которые забыты, заброшены  и которые не рекомендуется использовать.

"Сегодня  вся наша жизнь основана, прежде всего, на зарабатывании денег," - так утверждается  в основном направлении, которое в России называется рыночной экономикой. И если Минздрав будет стремиться к  альтруизму  или исследовать какие-либо методы, не способствующие к накоплению дополнительных средств, то тогда рано или поздно ему зададут вопрос: " А как же вы работаете в рыночной экономике, когда  все стремятся заработать и   все стремятся продать, и  когда сам жизненный процесс представляет собой процесс "купли - продажи"?". И вот тогда возникнут вопросы, которые Минздрав сейчас решает достаточно легко, так как в наше беспокойное время полным - полно всевозможных лекарственных препаратов, и в том числе таких, которые способны нарушить здоровье человека и создать серьезные заболевания.

И при этом они все равно продаются, все равно выписываются и используются даже тогда, когда никто, и ни при каких обстоятельствах не должен выписывать данный препарат, в том числе детям практически любых возрастов.

Это как раз и есть огромная загадка, которая до сих пор не разгадана никем в нашей России. Если бы кто-нибудь попытался это осуществить, то тогда бы возникло много вопросов, которые на сегодняшний день уже отчасти решены в более развитых зарубежных странах. Но так как мы  живем в развивающейся стране, то нам нужно как можно больше денег, как можно больше продаж, как можно больше рынка  и как можно больше психотропных препаратов, которые должен выписывать врач и назначать  детям и взрослым,  страдающим определенными заболеваниями

Такой подход существует в нашей современной российской медицине. Он имеет место в системе Минздрава, который  совершенно равнодушно относится к тому, что такие препараты могут  являться предвестниками создания у подростков тяги к наркотическим веществам,  имеющим уже более серьезные проявления. А ведь они  способны навсегда лишить человека его нормального образа жизни.

       

 

Психотропные препараты.

 

Депрессия

 

https://www.youtube.com/watch?v=toEjsHrvlAA

 

 

В 2013 году Организация экономического сотрудничества и развития, сокращённо ОЭСР, опубликовала свой ежегодный отчёт о частоте выдачи антидепрессантов — медикаментов, которые принимают для лечения депрессии.
Психотропные препараты не устраняют химический дисбаланс, они вызывают его. Если их принимают длительный период времени, они вызывают те заболевания, которые должны были бы излечить. Из психических расстройств, которые часто носили временный характер, мы, с помощью используемых нами медикаментов, сделали хронические заболевания
 

 

 

*          *          *

 

 

Софья Доринская, президент Международного Бюро по правам человека в сфере душевного здоровья.

 

Нейролептический синдром. Опасно для жизни!

 

http://www.youtube.com/watch?v=rkisO6QN8-M

 

Софья Доринская

 

Мнение врача- психиатра о целях и задачах современнной медицины

 

https://www.youtube.com/watch?v=c8FSs9Qfk9g

 

 

Внимание! Ноотропы!

 https://www.youtube.com/watch?v=wJJjUHUHoLI

Осторожно! Тенотен.

https://www.youtube.com/watch?v=qNgVbPI_Aok

Осторожно! Нейролептики! Софья Доринская.

https://www.youtube.com/watch?v=VVn90f1GtBw

Осторожно, паксил!

https://www.youtube.com/watch?v=keKtaqjBWZg

 

 Врачи убивают американцев 'таблетками счастья'.

https://www.youtube.com/watch?v=tYWi7NINDuc

 

 

 

*          *          *

 

 

 

Ранняя дискинезия в форме генерализованной акатизии, развившаяся на 5-й день приема атипичного антидепрессанта

http://my.mail.ru/mail/igor-e-pavlov/video/xtrapyramid/496.html?time=50&from=videoplayer

 

Ранняя дискинезия, развившаяся в 5-летнем возрасте через 5 дней после уменьшения дозы атипичного антипсихотика

http://my.mail.ru/mail/igor-e-pavlov/video/xtrapyramid/527.html?backscreen_autoplay=1

 

Ранняя дискинезия, 5 лет [2/2], тот же случай, попытка заснуть

http://my.mail.ru/mail/igor-e-pavlov/video/xtrapyramid/528.html

 

Поздняя акатизия в форме беспокойной ноги

http://my.mail.ru/mail/igor-e-pavlov/video/xtrapyramid/495.html?backscreen_autoplay=1

 

Акатизия

http://my.mail.ru/mail/igor-e-pavlov/video/xtrapyramid/2266.html

 

Орофациальная хорея - наиболее частый вариант поздней дискинезии (вызвана приемом фенотиазинового антипсихотика)

http://my.mail.ru/mail/igor-e-pavlov/video/xtrapyramid/531.html

 

Поздняя дискинезия при болезни Паркинсона

http://my.mail.ru/mail/igor-e-pavlov/video/xtrapyramid/507.html

 

 

 

 

 

Диагностика, структура и механизм воздействия

 

в транс -  интегральных  техниках, на

 

практическом примере наркотической зависимости,

 

возникшей    в результате

 

употребления психотропных препаратов.

                     

          

 

 

Ваше заболевание - это всего лишь реакция организма на тот тяжелейший очаг, который сейчас находится у вас в центральном отделе головного мозга.

Если вы нормально  воспринимаете все то, что сейчас считается недоказанным явлением, то тогда  я вам расскажу, с помощью какого способа можно узнать причину вашего заболевания.

При нахождении  человеческого организма в определенном состоянии, мозг постоянно излучает определенные импульсы. Причем, излучение этих импульсов не может проанализировать ни один аппарат, который способны создать люди.

Это обусловлено тем, что человечество не должно знать и понимать все те тайны, которые природа скрывает о нас же самих. Ведь в мире существует  огромное  желание и стремление создать оружие, способное разрушить все человечество.

Поэтому, на сегодняшний день,  излучаемые мозгом импульсы, не способен оценить ни один диагностический аппарат. Но , в то же самое время, есть определенные структуры , способные проанализировать все то, что сейчас в вашем мозгу находится в измененном состоянии, то есть, в отличии от нормы.

Что же такое-норма? Норма - это порядок, гармония и определенное соотношение всех параметров, которые излучаются мозгом при определенном состоянии.

Эта норма  сейчас у вас нарушена, при этом ряд излучений имеет совершенно другие параметры.  Характеристики же параметров не известны ни одному человеку на земле.

Но, в то же самое время, существуют механизмы,  действующие, как природная закономерность и позволяющие восстанавливать нормальное соотношение различных параметров излучений. Благодаря этому  появляется возможность нейтрализации различных очаговых поражений и выведения из центрального отдела головного мозга  очагов, сформировавшихся  в результате различных воздействий : химических,  психо - эмоциональных или других. Но, как правило, эти две основных причины являются на сегодняшний день одними из главных.

На данный момент у вас в организме присутствует огромной силы очаговое поражение. Этот очаг возник в результате воздействия на мозг определенного активного химического элемента, находившегося в составе тех психотропных препаратов, которые вы употребляли.

Это говорит о том, что ваш организм неустойчив ни к какому активному химическому веществу и ни к какому спиртному напитку. То есть, вам нельзя злоупотреблять никакими тяжелыми психотропными препаратами и снотворными, а так же  употреблять  транквилизаторы и другие тонизирующие или возбуждающие препараты, призванные поднять настроение.

Ваше сегодняшнее состояние возникло в результате того, что организм потерял возможность успокоения  очага возбуждения. Ведь  химический элемент, создавший в вашем мозгу этот очаг, и успокаивал его своим же присутствием.

Вот такая закономерность.

Кода вы  пили  активный химический препарат, мозг  сопротивлялся его воздействию. В результате образовался своеобразный взрыв и столкновение. И в мозгу появился  очаг, в виде своеобразного вируса, который затем  подпитывался  этим же элементом.

Но как только это элемент исчезает из организма - очаг начинает возбуждаться, функционировать и   излучать импульсы. И вот тогда у вас происходит и "трясучка",  и "колбасняк", и все остальное. Причем, это может выражаться в абсолютно разных проявлениях, вплоть до того, что у вас холодеют руки и ноги, вас начинает трясти и "колбасить", возникают спазмы и  судороги и т.д.

Для вашего дальнейшего выздоровления необходимо  убрать из центрального отдела головного мозга это ваше приобретение. Это очаговое поражение в виде определенного заряда, создает для мозга тяжелейшие нарушения, так как он действует на различные структуры головного мозга. И вы получаете  набор эффектов в виде сильной  слабости, доходящей до полуобморочного состояния, ломки по всему телу, трясучки в виде своеобразной мышечной вибрации, при которой мышцы реагируют на это раздражитель.

Тошнота и ком в горле говорит о том, что у вас поражается пищеварительная система, так как  мозг прекращает подавать команды в эту структуру.

Все остальное является второстепенным, так как наша задача заключается в создании определенного состояния, при котором вы поможете мне освободить себя от  очага, возникшего в результате воздействия на мозг определенного активного химического вещества.

После освобождения от очага, через дня 2-3 , вы почувствуете себя намного лучше . И постепенно, медленно, но верно, вы будете  выздоравливать. И через 2-3 недели вы окончательно распрощаетесь со всем тем, что приобрели в результате желания  жить и радоваться жизни с помощью химических препаратов.      

 

 

 

 

Подозреваемый сын олигарха Сосина не смог объяснить жестокое убийство матери

 

 

 

Подозреваемый сын олигарха Игоря Сосина не смог объяснить жестокое убийство матери. По словам 19-летнего Егора, на момент совершения преступления он испытывал галлюцинации.

"Мы приехали с мамой на лечебные процедуры. Мама мне давала таблетки какие-то. И потом в нашем отеле начались какие-то непонятные вещи, начались какие-то галлюцинации", - пояснил задержанный.

Напомним, трагедия произошла 10 декабря в гостиничном комплексе "Корстон". В одном из номеров правоохранители обнаружили тело 44-летней задушенной женщины. По подозрению в совершении преступления был задержан 19-летний сын погибшей. 

Позже выяснилось, что мать с сыном приехали в Казань, чтобы Сосин мог пройти курс лечения. Однако после таблеток ему стало плохо.

Сам Сосин утверждает, что не помнит, что произошло после того, как он принял лекарство. В качестве орудия убийства он использовал провод для зарядки телефона. 

 

*          *          *

 

 

 

Новейшие американские и европейские исследования

 

 

о психосоматических заболеваниях   и  психотропных препаратах,

 

 

применяемых в   психиатрии, неврологии, кардиологии

 

 

и других смежных лечебных направлениях

 

 

 

http://www.youtube.com/watch?v=l-7YHX2nyJ8

 

http://www.youtube.com/watch?v=FaMCTErUWbE

 

http://www.youtube.com/watch?v=TVYqbQmR7XY

 

http://www.youtube.com/watch?v=FcN2QCr2hMQ

 

http://www.youtube.com/watch?v=ywpP1XB0oy8

 

http://www.youtube.com/watch?v=tTuL_SO7Qug

 

http://www.youtube.com/watch?v=_O-PMM3SZH8

 

http://www.youtube.com/watch?v=Ic1IpZcNfiQ

 

http://www.youtube.com/watch?v=Njkig9xzJSg

 

http://www.youtube.com/watch?v=cIwq4OHwUWk

 

http://www.youtube.com/watch?v=Ntc4Becp2ME

 

http://www.youtube.com/watch?v=5gHEup3HcJc

 

http://www.youtube.com/watch?v=A482SDC41Rc

 
7:05, 15 декабря 2015 8097

Подозреваемый сын олигарха Сосина не смог объяснить жестокое убийство матери

По словам 19-летнего Егора, на момент совершения преступления он испытывал галлюцинации.

По словам 19-летнего Егора,&nbsp;на момент совершения преступления он&nbsp;испытывал галлюцинации.<br />

Подозреваемый сын олигарха Игоря Сосина не смог объяснить жестокое убийство матери. По словам 19-летнего Егора, на момент совершения преступления он испытывал галлюцинации.

"Мы приехали с мамой на лечебные процедуры. Мама мне давала таблетки какие-то. И потом в нашем отеле начались какие-то непонятные вещи, начались какие-то галлюцинации", - пояснил задержанный.

Напомним, трагедия произошла 10 декабря в гостиничном комплексе "Корстон". В одном из номеров правоохранители обнаружили тело 44-летней задушенной женщины. По подозрению в совершении преступления был задержан 19-летний сын погибшей. 

Позже выяснилось, что мать с сыном приехали в Казань, чтобы Сосин мог пройти курс лечения от наркозависимости. Однако после таблеток ему стало плохо.

Сам Сосин утверждает, что не помнит, что произошло после того, как он принял лекарство. В качестве орудия убийства он использовал провод для зарядки телефона. 

Источник: http://ren.tv/novosti/2015-12-15/podozrevaemyy-syn-oligarha-sosina-ne-smog-obyasnit-zhestokoe-ubiystvo-materi © REN.TV

 
7:05, 15 декабря 2015 8097

Подозреваемый сын олигарха Сосина не смог объяснить жестокое убийство матери

По словам 19-летнего Егора, на момент совершения преступления он испытывал галлюцинации.

По словам 19-летнего Егора,&nbsp;на момент совершения преступления он&nbsp;испытывал галлюцинации.<br />

Подозреваемый сын олигарха Игоря Сосина не смог объяснить жестокое убийство матери. По словам 19-летнего Егора, на момент совершения преступления он испытывал галлюцинации.

"Мы приехали с мамой на лечебные процедуры. Мама мне давала таблетки какие-то. И потом в нашем отеле начались какие-то непонятные вещи, начались какие-то галлюцинации", - пояснил задержанный.

Напомним, трагедия произошла 10 декабря в гостиничном комплексе "Корстон". В одном из номеров правоохранители обнаружили тело 44-летней задушенной женщины. По подозрению в совершении преступления был задержан 19-летний сын погибшей. 

Позже выяснилось, что мать с сыном приехали в Казань, чтобы Сосин мог пройти курс лечения от наркозависимости. Однако после таблеток ему стало плохо.

Сам Сосин утверждает, что не помнит, что произошло после того, как он принял лекарство. В качестве орудия убийства он использовал провод для зарядки телефона. 

Источник: http://ren.tv/novosti/2015-12-15/podozrevaemyy-syn-oligarha-sosina-ne-smog-obyasnit-zhestokoe-ubiystvo-materi © REN.TV

 

 

http://www.youtube.com/watch?v=WNBA3lMO1y0

 

 

 

*          *          *

 

 

 

Дайджест материалов по теме психотропные препараты.

 

 

                                                                                           

 

  Фенибут  и Галоперидол . Нейролептики

 

 

Внимание ! Опасно для вашего здоровья !

 

Практически все психотропные препараты являются сильнодействующими веществами и при неправильном применении могут вызывать привыкание и зависимость. - Читайте подробнее на FB.ru: http://fb.ru/article/103910/psihotropnyie-preparatyi-raznovidnosti

 

Практически все психотропные препараты являются сильнодействующими веществами и  могут вызывать привыкание и зависимость.

 

 

 

Аналитическое исследование.

 

1.

МетодтимДорогие друзья. Мы решили немного проанализировать мыслительные процессы и мотивы врачей, докторов наук и кандидатов, успешно выписывающих больным  взрослым и детям(!) столь любимые многими лекарственные препараты  Фенибут и Галоперидол.

Ни для кого не секрет, что многие  лекарственные препараты для людей с нарушениями работы центральной нервной системы и так называемой психики содержат такое страшное количество побочных эффектов, которое позволяет думать , что сам препарат способен причинить гораздо больше вреда больному , нежели этот больной имеет в виде какого-либо нарушения. Почему?

Среди многочисленных побочных тяжелейших эффектов, способных навсегда изменить состояние больного в худшую сторону есть незначительная пометка о том, что некоторые психотропные  препараты способны вызывать стремление к суициду. Что это такое? Это то, что некоторые  препараты доводят  угнетение психики до такого состояния, когда фактически перестают функционировать защитные функции  организма человека. И больной начинает искать способ ухода из жизни, включая шаги в раскрытые окна.

2

 *16 декабря 2004 года по сообщению газеты «Вашингтон пост», американское федеральное правительство потребовало, чтобы все антидепрессанты несли предупреждение в черной рамке,  информирующее врачей и потребителей о том, что препараты увеличивают риск суицидальных мыслей и поведения среди детей и подростков. Статья также сообщила, что подавляющее большинство клинических испытаний было не в состоянии показать, что антидепрессанты по своему лечебному действию превосходят плацебо (включая Паксил, Прозак, Золофт и Эффексор) (Препараты увеличивают риск суицидальных мыслей и поведения среди детей и подростков.)

*19 августа 2005 года Комиссия Европейских Сообществ, представляя 25 стран, опубликовала ее решение подтвердить и выпустить самое сильное предупреждение против детского  использования антидепрессантов, как рекомендовано Комитетом Европы по Лекарственным Продуктам для Человеческого Использования ( Europe's  Committee for Medicinal Products for Human Use) (CHMP). Это последовало за обзором клинических испытаний, которые показали, что препараты вызывают суицидальное поведение, включая попытки самоубийства и суицидальное мышление, агрессию, враждебность и/или связанное с ней поведение.

(Atomoxetine, Citalopram, Escitalopram, Fluoxetine, Fluvoxamine, Mianserine, Milnacipran, Mirtazapine, Paroxetine, Reboxetine, Sertralineand Venlafaxine)

*Сентябрь 2005 года. Доктор Джеффри Либерман (Dr. Jeffrey Lieberman) из Колумбийского Университета (Columbia University) выпустил профинансированное из федеральных средств  исследование в Журнале Новой Англии по медицине (New England Journal of Medicine), которое выявило, что 74 % пациентов в исследовании прекратили прием нейролептиков до конца лечения из-за неэффективности, невыносимых побочных эффектов или других причин.

*25 сентября 2005г.Передовая статья в Лос-Анджелес Таймс  цитирует сообщения от июля и августа из Национального Центра Колумбийского Университета по Зависимости и Токсикомании  (Columbia University's National Center on Addiction and Substance Abuse, CASA), которые показывают, что психиатрические назначения являются неуправляемыми и дают примеры  умышленного причинения вреда.

*28 сентября 2005г. Газета "Гардиан" в  Великобритании объявила, что только что выпущены Национальным Институтом Клинического Мастерства  правила в отношении того, чтобы лечить депрессию у молодых людей младше 18 лет. Правила предписывают, чтобы доктора прекратили прописывать антидепрессанты, способные вызывать суицидальные наклонности. Статья объясняет, что новое лечение должно включать упражнения и рекомендации.

* По материалам сайта "Гражданская комиссия по правам человека".

3

Так ли необходима для аналитического исследования комплекса противоречий, заключающихся в самих препаратах  ученая степень  кандидата или доктора медицинских наук? Для нашего исследования вполне подойдут типовые инструкции для применения данных препаратов.

Опуская часть инструкции, возьмем наиболее значимые вещи: фармакологическое действие, показания и побочное действие.

Нейролептические экстрапирамидные расстройства — комплекс проявляющихся двигательными нарушениями неврологических осложнений, связанных с применением препаратов- нейролептиков(антипсихотиков). Термин «лекарственные экстрапирамидные расстройства» включает в себя также нарушения, вызванные приёмом других средств, изменяющих дофаминергическую активность:

 

.Нейролептики могут вызывать практически весь спектр экстрапирамидных нарушений: паркинсонизм, дистонию, ьремор, хорею, атетоз, акатизию, тики, миоклонии.. В соответствии с американской классификацией  все экстрапирамидные двигательные расстройства, связанные с приёмом нейролептиков, можно разделить на паркинсонизм, острую дистонию, острую акатизию и поздние дискинезии. К экстрапирамидным расстройствам относят злокачественный нейролептический синдром..

Гиперкинезы  возникать как побочное действие нейролептиков в составе нейролептического синдрома(лекарственный гиперкинез), в связи с их токсическим действием на экстрапирамидную систему.

 

 

4.  

 

           Как показывает практика, всем детям с диагнозом нервный тик  и заикание при обращении к врачу назначался кроме всего прочего препарат  Фенибут. Это происходит во всех поликлиниках  нашей необъятной России. И самое удивительное, что этот препарат  так никого и не вылечил.          Вопрос к Минздраву, зачем и для чего маленьким детям выписывается препарат с такими тяжелыми побочными действиями на организм так и остается риторическим. Значит, кому-то все же это нужно? Вопрос, кому?

 

 

 

Лекарственные тики

 

 

 

Лекарственный туреттизм бывает результатом побочного действия антиконвульсантов, нейролептиков, препаратов леводопы, психостимуляторов, в том числе амфетамина, кокаина, пемолина, метилфенидата. Отмена препарата обычно приводит к регрессу гиперкинеза, но при длительном приеме нейролептиков может развиваться более стойкий гиперкинез, рассматриваемый в рамках поздней дискинезии (поздние тики)

Поздняя дискинезия. Под поздней дискинезией в широком смысле понимают любой гиперкинез, который развивается на фоне длительного приема лекарственных препаратов, блокирующих дофаминовые рецепторы (нейролептики, метоклопрамид), и стойко сохраняется после отмены препарата, по крайней мере, в течение одного месяца . Поздняя дискинезия может проявляться гиперкинезом различного характера: хореиформным или хореоатетоидным гиперкинезом, дистонией, тиком, акатизией, миоклонией или их сочетанием/ В узком смысле термином "поздняя дискинезия" обозначают самый распространенный ее вариант - хореиформный гиперкинез, преимущественно вовлекающий орофациальную область и язык (букко-лингвомастикаторный синдром).

Поздняя дискинезия возникает примерно у 20% больных, длительное время принимающих нейролептики. Обычно она развивается после многомесячного лечения, но вероятность ее не зависит ни от общей длительности терапии, ни от суммарной дозы нейролептиков. В ряде случаев дискинезия возникает уже после 1-3 месяцев лечения, иногда даже после отмены препарата, способного до определенного момента "маскировать" ее проявления. .

Чаще всего поздняя дискинезия проявляется в виде хореиформной оро-букко-лингвальной (букко-лингво-мастикаторной) дискинезии с высовыванием языка, облизыванием губ, сосательными и жевательными движениями, открыванием рта, гримасничаньем. Иногда этот гиперкинез сопровождается также блефароспазмом, движением бровей, отведением глазных яблок . При вовлечении дыхательных мышц возникают эпизоды тахипноэ, неритмичное прерывистое дыхание или необычные вокализации (респираторная дискинезия). В тяжелых случаях вовлекаются мышцы гортани и глотки с нарушением речи и глотания. Хореиформный характер гиперкинеза становится очевидным, когда он генерализуется и вовлекает мышцы конечностей и туловища. Больной может совершать туловищем раскачивающиеся или закручивающиеся движения, иногда это сопровождается характерными движениями таза (копуляторная дискинезия). В отличие от истинной хореи, хореиформные движения имеют более стереотипный, регулярный характер. Изредка поздняя дискинезия протекает без вовлечения мышц лица .

Поздняя дискинезия может проявляться и в форме дистонии, миоклонии (поздняя миоклония), моторных и вокальных тиков (поздний тик), акатизии (поздняя акатизия). Нередко различные варианты гиперкинезов сочетаются друг с другом, а также со стереотипиями (относительно сложными двигательными актами, напоминающими целенаправленные действия, например, потирание рук или головы, застегивание и расстегивание пуговиц на одежде) или тремором (тремором покоя или постуральным - поздним тремором). Поздняя дистония и поздняя акатизия - два наиболее инвалидизирующих варианта поздней дискинезии/

 

 

 

Итак, Фенибут.

 

 

Побочные действия

 

Усиление раздражительности, возбуждение, тревожность, головокружение, головная боль, сонливость, тошнота , снижение артериального давления, рвота, аллергические реакции (кожная сыпь, зуд).Возможны нарушения функции почек и печени.

Из Википедии:

"...При применении фенибута у детей младше 10 лет, страдающих заиканием, может наблюдаться ухудшение речи, а также возможно изменение картины электроэнцефалограммы, включая появление острых волновых пиков. Указанный препарат детям следует применять с особой осторожностью."

 

Хочется задать вопрос: - С чем связана такая противоречивость  действия данного препарата , где побочные эффекты полностью нейтрализуют фармакологическое действие? И кто задавался таким вопросом: - Почему столь вредный препарат с точки зрения побочных эффектов используется нашей медициной? И основной вопрос: зачем и для чего?

 

 

 

Софья Доринская  о фенибуте

 

http://www.youtube.com/watch?v=3uZ38nY3soI

 

 

 

 

Этот легендарный  Галоперидол.

 

 

 

 

ПОБОЧНОЕ ДЕЙСТВИЕ

 

Со стороны ЦНС:  головная боль, бессонница, состояние беспокойства, чувство тревоги и страха, эйфория, возбуждение, сонливость , депрессия или эйфория, летаргия, приступ эпилепсии, развитие парадоксальной реакции (обострение психоза(это то, от чего лечат!), галлюцинации).

Со стороны сердечно - сосудистой системы: при применении в высоких дозах - артериальная гипотензия, тахикардия, аритмия, изменения ЭКГ (увеличение интервала QT, признаки трепетания и мерцания желудочков).

Со стороны пищеварительной системы: при применении в высоких дозах - снижение аппетита, сухость во рту, тошнота, рвота, запор или диарея, нарушения функции печени вплоть до развития желтухи.

Со стороны эндокринной системы: гинекомастия, боли в грудных железах, гиперпролактинемия, нарушения менструального цикла, снижение потенции, повышение либидо.

Со стороны обмена веществ:  гипер- и гипогликемия, гипонатриемия; повышенное потоотделение, периферические отеки, увеличение массы тела.

Со стороны органа зрения: нарушения остроты зрения, катаракта, ретинопатия, нарушения аккомодации.

Эффекты, обусловленные холинергическим действием: сухость во рту, гипосаливация, задержка мочи, запор.

При лечении нейролептиками  может развиться злокачественный нейролептический синдром (гипертермия, ригидность мускулатуры, изменение психического статуса, вегетативные нарушения, в т.ч. нестабильный пульс или АД, тахикардия, сердечные аритмии, повышенное потоотделение; повышение активности КФК, миоглобинурия в результате рабдомиолиза, острая почечная недостаточность).

 

 

 

Клинические проявления после приема избыточной дозы галоперидола.

 

Аннотация:

Нейролептики широко применяются в
лечебной практике, но некоторые их свойства используются как средство "расслабиться". Четверо молодых людей после ужина
приняли одномоментно от 2 до 4 таблеток
неизвестного им лечебного препарата. У троих
юношей через 30-40 мин возникли возбуждение и общее беспокойство, принявший
4 таблетки "не находил себе места". На следующее утро все они ощущали легкую сонливость. К полудню у пострадавших появились симптомы судорожного характера: периодически произвольное подергивание отдельных мышц лица, тремор мышц шеи с запрокидыванием головы, высовывание языка,
вытягивание и поджимание губ ("рот рыбы"),
затруднения в открывании рта (тризм), шепелявость при разговоре, шаткость походки,
заплетание ног (брадикинезия). Отмечался
гипертонус мышц шеи, спины и нижних конечностей.

На вторые сутки у всех пострадавших
наступило улучшение общего состояния. У
одного из них, не получившего процедуры
дезинтоксикационного характера из-за более
позднего поступления в госпиталь, на третий день периодически возникал тремор отдельных мышц лица и шеи.

С пострадавшими проведены специальные беседы о лекарственных
средствах, прием которых без назначения
врача опасен для здоровья человека.
 

Издание: Военно-медицинский журнал

Год издания: 1998
 

 

Горький привкус галоперидола

 Автор: Малявин Максим
Дата публикации: 27.07.2011,
 

Пришёл как-то раз Гулливер на
лилипутскую дискотеку. И стало
его колбасить. А лилипутов,
соответственно, плющить.
Джонатан Свифт. Из никогда не опубликованного.

Когда в начале пятидесятых годов в психиатрической практике впервые появился аминазин, это был прорыв. Это было начало новой эпохи в психиатрии — эпохи нейролептиков. Кардинальным образом изменилась тактика ведения пациентов: теперь многих можно было не держать в больницах годами и десятилетиями, теперь можно было назначать лечение и отпускать их домой! Не всех, естественно, но многих, очень многих. Правда, как утверждают некоторые приверженцы чистой науки, с появлением аминазина из клиник исчез последний настоящий психически больной — якобы, настолько нейролептики изменили картину болезни. Но вы же знаете этих завзятых гуманистов с отягощённым анамнезом — их хлебом не корми, дай только произвести лечебно-диагностическую декапитацию. Или наловить репрезентативную выборку пигмеев и шимпанзе, а потом заставить жить вместе долго, страстно и предположительно счастливо — лишь бы поглядеть, в кого пойдут дети.

Вслед за аминазином появился целый ряд нейролептиков, более избирательно действовавших на различные виды психосимптоматики: скажем, стелазин (он же трифтазин) был хорош для купирования бреда, галоперидол — для борьбы с галлюцинациями. Но, как это обычно бывает с любым лекарством, после недолгого периода примерки лавров панацеи появился первый привкус дёгтя. Пациентам нейролептики нравились гораздо меньше, чем назначающим их докторам. Почему? Всё дело в одном из побочных эффектов — нейролептическом синдроме.

Строго говоря, нейролептический синдром, или нейролепсия — это частный вариант так называемых экстрапирамидных расстройств (термин взят из неврологиии, экстрапирамидная система управляет движениями человека, поддерживает тонус мышц и позу тела, не задействуя кору головного мозга и её пирамидные клетки). Расстройства эти могут быть вызваны побочным действием некоторых лекарств, особенно тех, которые влияют на концентрацию посредника (одного из многих) передачи нервных сигналов — дофамина.

Именно это побочное действие (точнее, целый их букет) нейролептиков так не любят пациенты психиатрических клиник, именно этот синдром расценивают как наказание за какую бы то ни было провинность, и именно его ставят на вид, вспоминая карательную психиатрию. Откуда он берётся и чем проявляется?

Точный механизм его пока до конца не изучен.

Сам процесс может протекать

  • в острой форме: дали лекарство — скрючило, отменили — прошло;
  • в затяжной форме: давали лекарство долго, потом отменили, а побочные эффекты длятся ещё недели и даже месяц-другой;
  • в хронической форме, когда нейролепсия не исчезает даже после полной отмены нейролептиков;
  • в злокачественной форме, с молниеносным развитием и утяжелением симптомов и нередким смертельным исходом.

Выражается нейролептический синдром в следующих проявлениях, которые могут либо существовать изолированно, либо сочетаться друг с другом, порой весьма причудливо:

Нейролептический паркинсонизм. Пациент ощущает скованность во всех мышцах тела, его движения становятся скупыми, заторможенными, руки чуть согнуты в локтях и напряжены, походка семенящая, шаркающая. Более или менее постоянно дрожат руки; в сидячем положении начинают подрагивать колени — то еле заметно, то так, словно пациент их специально подбрасывает вверх. Иногда дрожит нижняя челюсть, что создаёт ощущение, будто пациент часто-часто жуёт (синдром кролика).

Дистония. Бывает острая, вызванная текущим приёмом нейролептиков, и поздняя, возникающая спустя несколько лет постоянного лечения и сохраняющаяся долго после отмены нейролептиков. Как проявляется? Вспомните, как сводит судорогой мышцы ног, если их отсидеть или если во время плавания их перетрудить. А теперь представьте, что вот так же скручивает мышцы спины, заставляя туловище изгибаться. Или шеи, из-за чего голову уводит вбок или запрокидывает назад. Или жевательные мышцы. Ещё встречается так называемый окулогирный криз, когда, помимо запрокидывания головы, закатываются вверх глаза, поскольку свело глазодвигательные мышцы.

Нейролептическая акатизия. Её сами больные называют неусидчивостью. Постоянно хочется сменить позу, поскольку в той, которую только что занял, уже неудобно. Но и новая не приносит облегчения. Может, встать, походить? Чуть лучше, но тут же хочется присесть. Снова неудобно. Лечь? Да вообще невозможно! Сидя на стуле, пациент ёрзает, раскачивается, перекладывает одну ногу на другую и наоборот, застёгивает и расстёгивает пуговицы, перебирает пальцами — ни секунды покоя.

Злокачественный нейролептический синдром.  Развивается быстро: резко повышается температура, до 38 по Цельсию и выше, сознание помрачается вплоть до комы, пациент скован, все мышцы тела напряжены, сильно потеет, тяжело и часто дышит, пульс частит, сердце начинает работать со сбоями ритма. Летальность при злокачественном нейролептическом синдроме — от 10 до 20 %.

Конечно же, этот синдром не остался без внимания. Были найдены лекарства, которые снимают полностью или хотя бы облегчают его проявления. Правда, и тут без оговорок и осторожности никак. К примеру, тот же циклодол. Вроде бы, всё отлично, выпил таблетку — и скованность прошла, и неусидчивость куда-то делась. Ан нет, и у него есть свои минусы. Прежде всего, им можно злоупотреблять — ради расслабленного состояния, когда всё тело движется в окружающем воздухе, словно в бассейне — плавно, свободно, шевельнул плавником — и взмыл... А после определённого превышения дозировки так и вовсе можно поглядеть интересные галлюцинации. Вот и подсаживаются на этот препарат. К счастью, этот корректор — не единственный.

Следующим шагом была разработка новых, атипичных нейролептиков, у которых, по замыслу, нейролептический эффект должен был отсутствовать. Тут пока тоже не всё гладко: нейролептический синдром при приёме некоторых из новых препаратов и в самом деле выражен слабее, но не у всех и не всегда, да ещё и новые побочные эффекты... Словом, есть над чем поработать.

 

 

Отзывы о Галоперидоле

 

В основном, можно ознакомиться с мнениями мам детей с тяжелыми нарушениями, например, аутизмом. Их отзывы о Галоперидоле очень противоречивы – большинство боится и отказывается давать своему ребенку подобные лекарства. Есть рассказ о случае, когда при помощи данного препарата удалось снять напряжение мальчику, который все время плакал и боялся всех людей, кроме мамы, которую ни на минуту не отпускал от себя. Но во множестве случаев назначение Галоперидола оставляет больше вопросов и недоумения. Например, когда у трехлетних малышей диагностируют галлюцинации… В ряду с Галоперидолом, среди подобных рекомендаций идет  Аминазин.

Галоперидол – слишком сильное лекарство, которое, как уже было сказано выше, может не только навсегда подорвать здоровье человека, но и прекратить его жизнь. Поэтому решение о необходимости его назначения – сложный выбор. И это тот редкий случай, когда стоит посоветовать попытаться максимально разобраться в ситуации самому, прежде чем следовать назначению врача. Это касается в первую очередь родителей маленьких пациентов. Посетите разных специалистов, узнайте, почему было сделано такое назначение, что прогнозирует врач при условии приема Галоперидола и при условии отказа от его использования. 

5.

 

 

Дорогие друзья! Говорили ли вам о том,что с началом приема нейролептиков вы имеете все шансы заработать еще одно заболевание - наркотическую зависимость от активного вещества, содержащегося  в данном лекарственном препарате? Не говорили? Тогда спросите об этом у вашего лечащего психиатра.

 

Столь ли необходимо аналитическое исследование, или каждый здравомыслящий человек способен сам сделать выводы? Ответ очевиден.

Фенибут- любимая таблетка у врачей для детей с нервным  тиком, заиканием и повышенной двигательной активностью. Галоперидол - любим психиатрами.

Под словом «блокирует» в отношении лечебного препарата, понимается  нарушение  функциональности и реакций различных систем организма.

Такое положение дел обусловлено тем, что психические  и  психосоматические  заболевания, а  так же  зависимости - это огромная «черная дыра» в нашей отечественной официальной медицине. В эту дыру ежегодно уносятся жизни многих людей. Каков же вывод? И чем занимается современная наука - психиатрия и наркология? Вопрос риторический.

 

 

*              *             *

 

 

Антипсихотические препараты, или антипсихотики, — психотропные препараты, предназначенные в основном для лечения психотических расстройств; зачастую их называют также «нейролептиками».

 

Среди нейролептиков выделяют так называемые типичные и атипичные нейролептики. Такое деление препаратов связано с их способностью вызывать или не вызывать те или иные побочные эффекты.

 

К типичным нейролептикам (производные фенотиазина и бутирофенона) относятся: хлорпромазин (аминазин), левомепромазин (тизерцин), трифлуперазин (трифтазин, стелазин), флуфеназин (фторфеназин, модитен), тиопроперазин (мажептил), тиоридазин (сонапакс, меллерил), перфеназин (этаперазин), перициазин (неулептил), галоперидол, трифлуперидол (триседил), дроперидол и др.

 

Антипичные нейролептики (производные В-карболина, дибензодиазепама и бензамида) представлены клозапином (лепонекс, азалептин), сульпиридом (эглонин, догматил) клоксазепином (локсапин), сультопромидом (топрал), дикарбином гидрохлоридом (карбидин).

 

С применением нейролептиков у  больных наблюдается развитие неврологических побочных эффектов, отличающихся между собой частотой возникновения, временем проявления, механизмом развития, клиническими симптомами и лечением.

 

Лекарственная дистония. Острая дистония является моторным феноменом и возникает у больных в первые дни (иногда часы) после начала приема нейролептиков, как правило, в средней терапевтической дозе. Иногда она появляется при резком увеличении дозы препарата или внезапной отмене холинолитиков. Основными проявлениями дистонии являются глазодвигательные кризы (форсированное отведение глазных яблок), вовлечение мышц головы и шеи (гримасничанье, открывание рта и высовывание языка, кривошея с запрокидыванием головы назад), аксиальной мускулатуры туловища (опистотонус, поясничный гиперлордоз).

 

Чаще дистония возникает у юношей и молодых мужчин, а генерализованная форма — у детей. Дистонию вызывает трифлуперазин, хлорпромазин, хотя в то же время препараты могут сами применяться при лечении дистонии, индуцированной галоперидолом. Окуломоторные кризы, спастическая кривошея, тризмы характерны для перициазина и относительно редко встречаются при использовании рисперидона (рисполепта).

 

Акатизия. Данный побочный эффект проявляется в психическом и двигательном беспокойстве. У больных для подавления внутреннего напряжения и дискомфорта появляется непреодолимая потребность двигаться. Акатизия может развиваться через несколько дней после назначения нейролептиков или увеличения их дозы. Наиболее часто она возникает у женщин среднего возраста.

 

Лекарственный паркинсонизм чаще всего развивается в результате приема типичных мощных нейролептиков, обладающих способностью сильно блокировать дофаминовые рецепторы, следовательно, вызывать ярко выраженные экстрапирамидные расстройства с маловыраженной холинолитической активностью. Это производные бутирофенона (галоперидол, дроперидол, трифлуперидол) и некоторые производные фенотиазина (хлорпромазина, флуфеназина, трифлуперазина).

 

Данный побочный эффект характеризуется гипокинезией, тремором, ригидностью в различных соотношениях. Маскообразность лица, скованность движений и микрография (легкая степень паркинсонизма) наблюдаются практически у всех больных, принимавших нейролептики на протяжении нескольких недель.

 

Нейролептический паркинсонизм  возникает через 2-12 недель после начала лечения либо резкой отмены холинергического корректора и является дозозависимым. Экстрапирамидные расстройства, сходные с паркинсонизмом, можно объяснить блокирующим влиянием нейролептиков на подкорковые образования мозга (черная субстанция и полосатое тело, бугорная, межлимбическая и мезокортикальная области), где локализовано большое количество рецепторов, чувствительных к дофамину.

 

Поздняя дискинезия. На отдаленных этапах терапии у  больных наблюдается поздняя дискинезия.

Обычно она развивается после многомесячного лечения, иногда даже после отмены препарата

 

Злокачественный нейролептический синдром. Это тяжелое клиническое состояние — акинето-ригидный симптомокомплекс, который характеризуется гипертермией, генерализованной мышечной ригидностью, вегетативными расстройствами (бледность, потливость, тахикардия), гипертензией, отеком легких, угнетением сознания (кома), заканчивающимся смертью в 15-25% случаев.

Злокачественный нейролептический синдром — довольно редкое осложнение нейролептической терапии. Оно встречается при применении хлорпромазина, галоперидола, флуфеназин-деканоата (модитен-депо), возможно при длительном назначении трифлуперазина. Обычно развивается в первые дни лечения или после резкого увеличения дозы препарата.

 

Дисфункция вегетативной нервной системы. Многие нейролептики (хлорпромазин, трифлуперазин, тиоридазин, флуфеназин, алимемазин, хлорпротиксен, клозапин) со стороны вегетативной нервной системы вызывают следующие симптомы: бледность, приливы крови, слезо- и слюнотечение, потливость, головокружение, атропиноподобные явления по типу сухости во рту, расстройства аккомодации, тахикардию, запоры и задержку мочи. Значительно реже они проявляются при назначении бенперидола, перициазина, пипотиазина.

 

Вследствие неспецифичности действия нейролептики могут оказывать влияние на психику больного, и в процессе терапии может развиться тяжелая депрессия. Подавленное настроение проявляется либо через несколько дней, либо через несколько месяцев после начала лечения. Чаще всего депрессивные состояния вызывают депо-препараты (флуфеназин), они характерны для лечения галоперидолом, отмечаются при использовании высоких доз сультоприда и в редких случаях при применении молиндола, флуспирилена (имапа), бенперидола.

 

Влияние на сердечно-сосудистую систему. Применение большинства нейролептиков может обусловливать ортостатическую гипотензию.  Развивающаяся при лечении многими вышеприведенными нейролептиками тахикардия является результатом рефлекторного ответа на гипотензию, а также проявлением их ваголитического действия.

Влияние на желудочно-кишечный тракт и печень. Побочные эффекты нейролептиков, связанные с влиянием их на органы пищеварительной системы, часто проявляются в виде диспептических расстройств (тошноты, рвоты, диареи, снижения аппетита), что характерно для следующих препаратов: хлорпромазина, тиоридазина, флуфеназина, тиопроперазина, галоперидола, трифлуперидола, сультоприда и рисперидона.

 

Антихолинергическое действие многих нейролептиков способствует снижению моторики и секреции желудка и кишечника и обусловливает запоры (частым симптомом также является сухость во рту). Такое сочетание нежелательных эффектов свойственно для перициазина, пипотиазина, левомепромазина, алимемазина, метофеназата, хлорпротиксена, бенперидола, клозапина, сультоприда.

 

Под действием нейролептиков (алифатических фенотиазинов и тиоксантинов) поражаются клетки печени, что приводит к развитию желтухи, кроме перфеназина и дикарбина гидрохлорида (редко). Одним из существенных недостатков при использовании хлорпромазина является развитие лекарственного (токсического) гепатита, в связи с чем ограничивают применение препарата при сопутствующих поражениях печени. В случае появления осложнений со стороны гепатобилиарной системы необходимо отменить терапию и сменить нейролептик.

 

Мочевыводящая система. Нейровегетативные нарушения препятствуют сокращению мышц мочевого пузыря, вызывают затрудненное мочеиспускание. Недержание мочи свойственно нейролептикам с холинолитической активностью.

 

Влияние на кроветворную систему. Среди побочных эффектов, связанных с влиянием на кровь, преобладают изменения ее состава, которые возникают после 2-3 месяцев терапии нейролептиками. Например, хлорпромазин вызывает лейкопению, агранулоцитоз. Хотя эти побочные явления не так часты, но представляют большую опасность для жизни больного. Агранулоцитоз вызывают также трифлуперазин, левомепромазин, флуфеназин, хлорпротиксен, клозапин, причем последний препарат наиболее опасен в этом отношении. Сравнительно редко агранулоцитоз бывает при применении тиоридазина, тиопроперазина, галоперидола. Предполагается аллергическая природа возникновения агранулоцитоза, отсутствует зависимость его от вводимой дозы препарата. Помимо агранулоцитоза некоторые нейролептики вызывают тромбоцитопению и анемию (трифлуперазин), лейкопению и гемолитическую анемию (хлорпротиксен). Хлорпромазин повышает свертываемость крови и развитие тромбофлебита .

 

Влияние на водно-солевой баланс. Нарушения водно-солевого обмена, сопровождающиеся задержкой воды в организме и развитием периферических отеков, при лечении нейролептиками отмечаются в редких случаях (хлорпромазин, трифлуоперазин, тиоридазин, рисперидон). Появление отеков связано с гиперсекрецией антидиуретического гормона.

 

Влияние на эндокринную систему и обмен веществ. В результате блокады центральных дофаминовых рецепторов нейролептиками наблюдается, в частности, повышение в крови содержания пролактина, что способствует развитию у женщин галактореи (тиоридазин, флуфеназин, тиопроперазин, галоперидол, хлорпротиксен, сульпирид, сультоприд, рисперидон). В этом случае врачу необходимо отменить препарат, назначить другой нейролептик и бромокриптин. Кроме того, данные препараты вызывают нагрубание молочных желез, нарушение менструального цикла, что, возможно, также зависит от повышения уровня пролактина. У мужчин отмечается снижение уровня тестостерона в плазме крови, что, вероятно, способствует развитию импотенции.

Терапия большинством нейролептиков приводит к увеличению массы тела больных (тиопроперазин, хлорпротиксен, сульпирид, клозапин, сультоприд, рисперидон), вследствие снижения двигательной активности и повышения аппетита.

При применении нейролептиков отмечается нарушение центральной терморегуляции, чаще проявляющееся гипертермией (трифлуоперазин, сульпирид, клозапин) и даже гипотермией. Последняя характерна для детей при назначении им больших доз галоперидола.

 

Влияние на половую функцию. Такие нейролептики, как галоперидол, тиоридазин, тиопроперазин, сульпирид, хлорпротиксен, рисперидон вызывают расстройства половой функции (снижение либидо и потенции у мужчин), которые встречаются довольно часто. Например, при использовании фенотиазинов имеет место приапизм, требующий хирургического вмешательства. Трициклические нейролептики, как правило, нарушают эрекцию и эякуляцию.

Влияние на кожу. Со стороны кожных покровов отмечаются различные проявления побочных эффектов, характерные практически для всех нейролептиков. Кожные реакции включают эритематозный дерматит, эксфолиативный дерматит, фоточувствительность при применении фенотиазинов. Под влиянием ультрафиолетовых лучей образуются цитотоксические фотопродукты, которые действуют на цитоплазматическую мембрану. У больных развивается фоточувствительность, которая напоминает солнечные ожоги, а у рабочих на фармацевтических предприятиях, медсестер, контактирующих с препаратами, возникает фотоконтактный дерматит и другие аллергические реакции. Хлорпромазин вызывает пигментацию кожи, так как увеличивает содержание меланина. Особенно такая характерная пигментация проявляется у женщин. Коррекция этих побочных явлений заключается в снижении дозы либо отмене нейролептика, переходе к другому препарату, назначении антигистаминных средств, защите открытых участков кожи.

 

Влияние на зрение. Фенотиазины и тиоксантены могут вызвать нарушение зрения, связанное с антихолинергическим действием (мидриаз, паралич аккомодации). Поэтому не следует их назначать больным с узкоугольной формой глаукомы.

 

Все нейролептики, особенно хлорпромазин и тиоридазин в больших дозах, накапливаются в меланинсодержащих структурах (пигментный эпителий сетчатки) и вызывают токсическую ретинопатию (пигментация радужки, снижение остроты зрения, симптом появления цветности, «фиолетовых людей»).

 

После отмены препаратов отмечается ее спонтанная регрессия. Помутнение роговицы и хрусталика могут быть при применении хлорпромазина и хлорпротиксена, которые не проходят длительное время, даже после прекращения лечения.

 

Наиболее тяжелым побочным эффектом нейролептиков служит поздняя дискинезия. Это осложнение характеризуется хореоатетоидными движениями в конечностях, туловище, мышцах лица и развивается примерно у 20-30 % детей, получающих долговременную терапию нейролептиками. Дискинезия может развиваться на фоне лечения препаратом или уже после его отмены, в этих случаях она называется дискинезией отмены. Последний тип дискинезии, симптомы которого могут включать тошноту, рвоту, диарею, атаксию, оральную дискинезию и различные дистонические движения, в большинстве случаев обратим; дискинезия, развивающаяся на фоне приема препарата, может быть необратимой. Наилучшим инструментом для оценки патологических движений у детей и подростков служит шкала патологических непроизвольных движений (Abnormal Involuntary Movement Scale — AIMS). Лечение поздней дискинезии включает снижение дозы или отмену препарата (если это возможно), несмотря на имеющиеся наблюдения о том, что повышение дозы нейролептика вызывает временное уменьшение симптомов дискинезии. Рекомендуются также профилактические меры (включающие временную отмену препарата и введение в схему лечения дней, свободных от приема препарата), нацеленные на снижение вероятности поздней дискинезии. Экстрапирамидные симптомы, включая паркинсоноподобный синдром (акатизия, брадикинезия, тортиколлис, слюнотечение и непроизвольные движения рук отмечаются наряду с другими симптомами), развиваются по крайней мере у 25 % детей, получающих нейролептики. Блокада дофаминергического действия, вызываемая антипсихотическими препаратами, нарушает баланс между активностью дофаминергической и холинергической систем в базальных ганглиях. Высокоактивные нейролептики, обладающие слабыми антихолинергическими свойствами, чаще вызывают экстрапирамидные симптомы. При лечении этого осложнения возможно снижение дозы нейролептика или дополнительное введение антихолинергического препарата (к которым относятся тригексифенидил (атран) и бензтропин мезилат (когентин)). Злокачественный нейролептический синдром — редкий побочный эффект нейролептиков, который может привести к летальному исходу. Первыми симптомами этого грозного осложнения служат высокая лихорадка и «свинцовая скованность» в конечностях. Активность креатинфосфокиназы (КФК) в крови значительно повышена. При появлении первых признаков синдрома необходимы немедленная отмена препарата и поддерживающая терапия.

Источник: http://meduniver.com/Medical/Psixology/neiroleptiki.html MedUniver

Наиболее тяжелым побочным эффектом нейролептиков служит поздняя дискинезия. Это осложнение характеризуется хореоатетоидными движениями в конечностях, туловище, мышцах лица и развивается примерно у 20-30 % детей, получающих долговременную терапию нейролептиками. Дискинезия может развиваться на фоне лечения препаратом или уже после его отмены, в этих случаях она называется дискинезией отмены. Последний тип дискинезии, симптомы которого могут включать тошноту, рвоту, диарею, атаксию, оральную дискинезию и различные дистонические движения, в большинстве случаев обратим; дискинезия, развивающаяся на фоне приема препарата, может быть необратимой. Наилучшим инструментом для оценки патологических движений у детей и подростков служит шкала патологических непроизвольных движений (Abnormal Involuntary Movement Scale — AIMS). Лечение поздней дискинезии включает снижение дозы или отмену препарата (если это возможно), несмотря на имеющиеся наблюдения о том, что повышение дозы нейролептика вызывает временное уменьшение симптомов дискинезии. Рекомендуются также профилактические меры (включающие временную отмену препарата и введение в схему лечения дней, свободных от приема препарата), нацеленные на снижение вероятности поздней дискинезии. Экстрапирамидные симптомы, включая паркинсоноподобный синдром (акатизия, брадикинезия, тортиколлис, слюнотечение и непроизвольные движения рук отмечаются наряду с другими симптомами), развиваются по крайней мере у 25 % детей, получающих нейролептики. Блокада дофаминергического действия, вызываемая антипсихотическими препаратами, нарушает баланс между активностью дофаминергической и холинергической систем в базальных ганглиях. Высокоактивные нейролептики, обладающие слабыми антихолинергическими свойствами, чаще вызывают экстрапирамидные симптомы. При лечении этого осложнения возможно снижение дозы нейролептика или дополнительное введение антихолинергического препарата (к которым относятся тригексифенидил (атран) и бензтропин мезилат (когентин)). Злокачественный нейролептический синдром — редкий побочный эффект нейролептиков, который может привести к летальному исходу. Первыми симптомами этого грозного осложнения служат высокая лихорадка и «свинцовая скованность» в конечностях. Активность креатинфосфокиназы (КФК) в крови значительно повышена. При появлении первых признаков синдрома необходимы немедленная отмена препарата и поддерживающая терапия.

Источник: http://meduniver.com/Medical/Psixology/neiroleptiki.html MedUniver

Наиболее тяжелым побочным эффектом нейролептиков служит поздняя дискинезия. Это осложнение характеризуется хореоатетоидными движениями в конечностях, туловище, мышцах лица и развивается примерно у 20-30 % детей, получающих долговременную терапию нейролептиками. Дискинезия может развиваться на фоне лечения препаратом или уже после его отмены, в этих случаях она называется дискинезией отмены. Последний тип дискинезии, симптомы которого могут включать тошноту, рвоту, диарею, атаксию, оральную дискинезию и различные дистонические движения, в большинстве случаев обратим; дискинезия, развивающаяся на фоне приема препарата, может быть необратимой. Наилучшим инструментом для оценки патологических движений у детей и подростков служит шкала патологических непроизвольных движений (Abnormal Involuntary Movement Scale — AIMS). Лечение поздней дискинезии включает снижение дозы или отмену препарата (если это возможно), несмотря на имеющиеся наблюдения о том, что повышение дозы нейролептика вызывает временное уменьшение симптомов дискинезии. Рекомендуются также профилактические меры (включающие временную отмену препарата и введение в схему лечения дней, свободных от приема препарата), нацеленные на снижение вероятности поздней дискинезии. Экстрапирамидные симптомы, включая паркинсоноподобный синдром (акатизия, брадикинезия, тортиколлис, слюнотечение и непроизвольные движения рук отмечаются наряду с другими симптомами), развиваются по крайней мере у 25 % детей, получающих нейролептики. Блокада дофаминергического действия, вызываемая антипсихотическими препаратами, нарушает баланс между активностью дофаминергической и холинергической систем в базальных ганглиях. Высокоактивные нейролептики, обладающие слабыми антихолинергическими свойствами, чаще вызывают экстрапирамидные симптомы. При лечении этого осложнения возможно снижение дозы нейролептика или дополнительное введение антихолинергического препарата (к которым относятся тригексифенидил (атран) и бензтропин мезилат (когентин)). Злокачественный нейролептический синдром — редкий побочный эффект нейролептиков, который может привести к летальному исходу. Первыми симптомами этого грозного осложнения служат высокая лихорадка и «свинцовая скованность» в конечностях. Активность креатинфосфокиназы (КФК) в крови значительно повышена. При появлении первых признаков синдрома необходимы немедленная отмена препарата и поддерживающая терапия.

Источник: http://meduniver.com/Medical/Psixology/neiroleptiki.html MedUniver

Наиболее тяжелым побочным эффектом нейролептиков служит поздняя дискинезия. Это осложнение характеризуется хореоатетоидными движениями в конечностях, туловище, мышцах лица и развивается примерно у 20-30 % детей, получающих долговременную терапию нейролептиками. Дискинезия может развиваться на фоне лечения препаратом или уже после его отмены, в этих случаях она называется дискинезией отмены. Последний тип дискинезии, симптомы которого могут включать тошноту, рвоту, диарею, атаксию, оральную дискинезию и различные дистонические движения, в большинстве случаев обратим; дискинезия, развивающаяся на фоне приема препарата, может быть необратимой. Наилучшим инструментом для оценки патологических движений у детей и подростков служит шкала патологических непроизвольных движений (Abnormal Involuntary Movement Scale — AIMS). Лечение поздней дискинезии включает снижение дозы или отмену препарата (если это возможно), несмотря на имеющиеся наблюдения о том, что повышение дозы нейролептика вызывает временное уменьшение симптомов дискинезии. Рекомендуются также профилактические меры (включающие временную отмену препарата и введение в схему лечения дней, свободных от приема препарата), нацеленные на снижение вероятности поздней дискинезии. Экстрапирамидные симптомы, включая паркинсоноподобный синдром (акатизия, брадикинезия, тортиколлис, слюнотечение и непроизвольные движения рук отмечаются наряду с другими симптомами), развиваются по крайней мере у 25 % детей, получающих нейролептики. Блокада дофаминергического действия, вызываемая антипсихотическими препаратами, нарушает баланс между активностью дофаминергической и холинергической систем в базальных ганглиях. Высокоактивные нейролептики, обладающие слабыми антихолинергическими свойствами, чаще вызывают экстрапирамидные симптомы. При лечении этого осложнения возможно снижение дозы нейролептика или дополнительное введение антихолинергического препарата (к которым относятся тригексифенидил (атран) и бензтропин мезилат (когентин)). Злокачественный нейролептический синдром — редкий побочный эффект нейролептиков, который может привести к летальному исходу. Первыми симптомами этого грозного осложнения служат высокая лихорадка и «свинцовая скованность» в конечностях. Активность креатинфосфокиназы (КФК) в крови значительно повышена. При появлении первых признаков синдрома необходимы немедленная отмена препарата и поддерживающая терапия.

Источник: http://meduniver.com/Medical/Psixology/neiroleptiki.html MedUniver

 

Наиболее тяжелым побочным эффектом нейролептиков служит поздняя дискинезия. Это осложнение характеризуется хореоатетоидными движениями в конечностях, туловище, мышцах лица и развивается примерно у 20-30 % детей, получающих долговременную терапию нейролептиками. Дискинезия может развиваться на фоне лечения препаратом или уже после его отмены, в этих случаях она называется дискинезией отмены. Последний тип дискинезии, симптомы которого могут включать тошноту, рвоту, диарею, атаксию, оральную дискинезию и различные дистонические движения, в большинстве случаев обратим; дискинезия, развивающаяся на фоне приема препарата, может быть необратимой. Наилучшим инструментом для оценки патологических движений у детей и подростков служит шкала патологических непроизвольных движений (Abnormal Involuntary Movement Scale — AIMS). Лечение поздней дискинезии включает снижение дозы или отмену препарата (если это возможно), несмотря на имеющиеся наблюдения о том, что повышение дозы нейролептика вызывает временное уменьшение симптомов дискинезии. Рекомендуются также профилактические меры (включающие временную отмену препарата и введение в схему лечения дней, свободных от приема препарата), нацеленные на снижение вероятности поздней дискинезии. Экстрапирамидные симптомы, включая паркинсоноподобный синдром (акатизия, брадикинезия, тортиколлис, слюнотечение и непроизвольные движения рук отмечаются наряду с другими симптомами), развиваются по крайней мере у 25 % детей, получающих нейролептики. Блокада дофаминергического действия, вызываемая антипсихотическими препаратами, нарушает баланс между активностью дофаминергической и холинергической систем в базальных ганглиях. Высокоактивные нейролептики, обладающие слабыми антихолинергическими свойствами, чаще вызывают экстрапирамидные симптомы. При лечении этого осложнения возможно снижение дозы нейролептика или дополнительное введение антихолинергического препарата (к которым относятся тригексифенидил (атран) и бензтропин мезилат (когентин)). Злокачественный нейролептический синдром — редкий побочный эффект нейролептиков, который может привести к летальному исходу. Первыми симптомами этого грозного осложнения служат высокая лихорадка и «свинцовая скованность» в конечностях. Активность креатинфосфокиназы (КФК) в крови значительно повышена. При появлении первых признаков синдрома необходимы немедленная отмена препарата и поддерживающая терапия.

Источник: http://meduniver.com/Medical/Psixology/neiroleptiki.html MedUniver

 

Побочные действия нейролептиков – какие негативные последствия вызывает прием психоактивных препаратов

 

 

 

 

Как и любой другой препарат, нейролептики имеют свои негативные стороны при применении. При долговременном или неправильном применении побочные действия нейролептиков проявляют себя так:

1. Проявляется ускорение всех движений, человек может беспричинно передвигаться в разных направлениях и с разной (обычно высокой) скоростью. Найти спокойное положение или избавиться от навязчивых мыслей ходить, бегать, прыгать практически невозможно без применения успокоительного.

2. Также могут проявляться глазодвигательные кризы, постоянное движение глазами, мышцами лица и других частей тела, высовывание языка, гримасничанье, гиперлордоз (резкое перегибание спинных отделов позвоночника).

3. Также возможно изменение черт лица, из-за поражения мышц лица. Такой человек может до конца жизни остаться с «перекошенным» лицом и больше никогда не вернуться к нормальному состоянию.

4. В процессе интенсивной терапии и угнетения нервной системы нейролептики способны вызвать сильную депрессию, которая не только повлияет на эффективность лечения, но и может усугубить настоящее состояние здоровья 9психического0 больного.

5. Прием нейролептиков влияет на желудочно-кишечный тракт. Поэтому люди, принимавшие эти препараты, всегда жаловались на сухость во рту, дискомфорт в желудке и чувство «увлечённости» печени.

6. Влияние нейролептиков на зрение тяжело не оценить, ведь они могут вызвать сильные нарушения благодаря таким действующим веществам, как фенотиазины и тиоксантены.

Синдром отмены нейролептиков

Синдром отмены нейролептиков обычно не отличается легкостью. Как и любой другой препарат с психоактивными свойствами, нейролептики вызывают сильную физическую и психологическую зависимость. При резкой отмене препарата, человек может почувствовать сильную агрессию, депрессию, может стать плаксивым и нетерпеливым. Также могут проявляться симптомы болезни, которая лечилась данным нейролептиком.

Физиологически отмена нейролептиков может ощущаться человеком самым ужасным образом – подобно синдрому отмены наркотиков. Больной может ощущать болезненные ощущения в костях, страдать от мигрени и бессонницы. Его может тошнить, мучать диареи и другие кишечные расстройства. Сильная психологическая зависимость не позволит человеку слезть с этих препаратов, ведь кажется, что без них жизнь снова становится мрачной и напоминает о своих плохих сторонах.

Как отменить, бросить нейролептики – интересно каждому человеку, употреблявшему их, особенно после того, как сам на себе испробуешь настоящую нейролептическую «ломку»

Наиболее тяжелым побочным эффектом нейролептиков служит поздняя дискинезия. Это осложнение характеризуется хореоатетоидными движениями в конечностях, туловище, мышцах лица и развивается примерно у 20-30 % детей, получающих долговременную терапию нейролептиками. Дискинезия может развиваться на фоне лечения препаратом или уже после его отмены, в этих случаях она называется дискинезией отмены. Последний тип дискинезии, симптомы которого могут включать тошноту, рвоту, диарею, атаксию, оральную дискинезию и различные дистонические движения, в большинстве случаев обратим; дискинезия, развивающаяся на фоне приема препарата, может быть необратимой. Наилучшим инструментом для оценки патологических движений у детей и подростков служит шкала патологических непроизвольных движений (Abnormal Involuntary Movement Scale — AIMS). Лечение поздней дискинезии включает снижение дозы или отмену препарата (если это возможно), несмотря на имеющиеся наблюдения о том, что повышение дозы нейролептика вызывает временное уменьшение симптомов дискинезии. Рекомендуются также профилактические меры (включающие временную отмену препарата и введение в схему лечения дней, свободных от приема препарата), нацеленные на снижение вероятности поздней дискинезии. Экстрапирамидные симптомы, включая паркинсоноподобный синдром (акатизия, брадикинезия, тортиколлис, слюнотечение и непроизвольные движения рук отмечаются наряду с другими симптомами), развиваются по крайней мере у 25 % детей, получающих нейролептики. Блокада дофаминергического действия, вызываемая антипсихотическими препаратами, нарушает баланс между активностью дофаминергической и холинергической систем в базальных ганглиях. Высокоактивные нейролептики, обладающие слабыми антихолинергическими свойствами, чаще вызывают экстрапирамидные симптомы. При лечении этого осложнения возможно снижение дозы нейролептика или дополнительное введение антихолинергического препарата (к которым относятся тригексифенидил (атран) и бензтропин мезилат (когентин)). Злокачественный нейролептический синдром — редкий побочный эффект нейролептиков, который может привести к летальному исходу. Первыми симптомами этого грозного осложнения служат высокая лихорадка и «свинцовая скованность» в конечностях. Активность креатинфосфокиназы (КФК) в крови значительно повышена. При появлении первых признаков синдрома необходимы немедленная отмена препарата и поддерживающая терапия.

Источник: http://meduniver.com/Medical/Psixology/neiroleptiki.html MedUniver

Наиболее тяжелым побочным эффектом нейролептиков служит поздняя дискинезия. Это осложнение характеризуется хореоатетоидными движениями в конечностях, туловище, мышцах лица и развивается примерно у 20-30 % детей, получающих долговременную терапию нейролептиками. Дискинезия может развиваться на фоне лечения препаратом или уже после его отмены, в этих случаях она называется дискинезией отмены. Последний тип дискинезии, симптомы которого могут включать тошноту, рвоту, диарею, атаксию, оральную дискинезию и различные дистонические движения, в большинстве случаев обратим; дискинезия, развивающаяся на фоне приема препарата, может быть необратимой. Наилучшим инструментом для оценки патологических движений у детей и подростков служит шкала патологических непроизвольных движений (Abnormal Involuntary Movement Scale — AIMS). Лечение поздней дискинезии включает снижение дозы или отмену препарата (если это возможно), несмотря на имеющиеся наблюдения о том, что повышение дозы нейролептика вызывает временное уменьшение симптомов дискинезии. Рекомендуются также профилактические меры (включающие временную отмену препарата и введение в схему лечения дней, свободных от приема препарата), нацеленные на снижение вероятности поздней дискинезии. Экстрапирамидные симптомы, включая паркинсоноподобный синдром (акатизия, брадикинезия, тортиколлис, слюнотечение и непроизвольные движения рук отмечаются наряду с другими симптомами), развиваются по крайней мере у 25 % детей, получающих нейролептики. Блокада дофаминергического действия, вызываемая антипсихотическими препаратами, нарушает баланс между активностью дофаминергической и холинергической систем в базальных ганглиях. Высокоактивные нейролептики, обладающие слабыми антихолинергическими свойствами, чаще вызывают экстрапирамидные симптомы. При лечении этого осложнения возможно снижение дозы нейролептика или дополнительное введение антихолинергического препарата (к которым относятся тригексифенидил (атран) и бензтропин мезилат (когентин)). Злокачественный нейролептический синдром — редкий побочный эффект нейролептиков, который может привести к летальному исходу. Первыми симптомами этого грозного осложнения служат высокая лихорадка и «свинцовая скованность» в конечностях. Активность креатинфосфокиназы (КФК) в крови значительно повышена. При появлении первых признаков синдрома необходимы немедленная отмена препарата и поддерживающая терапия.

Источник: http://meduniver.com/Medical/Psixology/neiroleptiki.html MedUniver

Наиболее тяжелым побочным эффектом нейролептиков служит поздняя дискинезия. Это осложнение характеризуется хореоатетоидными движениями в конечностях, туловище, мышцах лица и развивается примерно у 20-30 % детей, получающих долговременную терапию нейролептиками. Дискинезия может развиваться на фоне лечения препаратом или уже после его отмены, в этих случаях она называется дискинезией отмены. Последний тип дискинезии, симптомы которого могут включать тошноту, рвоту, диарею, атаксию, оральную дискинезию и различные дистонические движения, в большинстве случаев обратим; дискинезия, развивающаяся на фоне приема препарата, может быть необратимой. Наилучшим инструментом для оценки патологических движений у детей и подростков служит шкала патологических непроизвольных движений (Abnormal Involuntary Movement Scale — AIMS). Лечение поздней дискинезии включает снижение дозы или отмену препарата (если это возможно), несмотря на имеющиеся наблюдения о том, что повышение дозы нейролептика вызывает временное уменьшение симптомов дискинезии. Рекомендуются также профилактические меры (включающие временную отмену препарата и введение в схему лечения дней, свободных от приема препарата), нацеленные на снижение вероятности поздней дискинезии. Экстрапирамидные симптомы, включая паркинсоноподобный синдром (акатизия, брадикинезия, тортиколлис, слюнотечение и непроизвольные движения рук отмечаются наряду с другими симптомами), развиваются по крайней мере у 25 % детей, получающих нейролептики. Блокада дофаминергического действия, вызываемая антипсихотическими препаратами, нарушает баланс между активностью дофаминергической и холинергической систем в базальных ганглиях. Высокоактивные нейролептики, обладающие слабыми антихолинергическими свойствами, чаще вызывают экстрапирамидные симптомы. При лечении этого осложнения возможно снижение дозы нейролептика или дополнительное введение антихолинергического препарата (к которым относятся тригексифенидил (атран) и бензтропин мезилат (когентин)). Злокачественный нейролептический синдром — редкий побочный эффект нейролептиков, который может привести к летальному исходу. Первыми симптомами этого грозного осложнения служат высокая лихорадка и «свинцовая скованность» в конечностях. Активность креатинфосфокиназы (КФК) в крови значительно повышена. При появлении первых признаков синдрома необходимы немедленная отмена препарата и поддерживающая терапия.

Источник: http://meduniver.com/Medical/Psixology/neiroleptiki.html MedUniver

 

Наиболее тяжелым побочным эффектом нейролептиков служит поздняя дискинезия. Это осложнение характеризуется хореоатетоидными движениями в конечностях, туловище, мышцах лица и развивается примерно у 20-30 % детей, получающих долговременную терапию нейролептиками. Дискинезия может развиваться на фоне лечения препаратом или уже после его отмены, в этих случаях она называется дискинезией отмены. Последний тип дискинезии, симптомы которого могут включать тошноту, рвоту, диарею, атаксию, оральную дискинезию и различные дистонические движения, в большинстве случаев обратим; дискинезия, развивающаяся на фоне приема препарата, может быть необратимой. Наилучшим инструментом для оценки патологических движений у детей и подростков служит шкала патологических непроизвольных движений (Abnormal Involuntary Movement Scale — AIMS). Лечение поздней дискинезии включает снижение дозы или отмену препарата (если это возможно), несмотря на имеющиеся наблюдения о том, что повышение дозы нейролептика вызывает временное уменьшение симптомов дискинезии. Рекомендуются также профилактические меры (включающие временную отмену препарата и введение в схему лечения дней, свободных от приема препарата), нацеленные на снижение вероятности поздней дискинезии. Экстрапирамидные симптомы, включая паркинсоноподобный синдром (акатизия, брадикинезия, тортиколлис, слюнотечение и непроизвольные движения рук отмечаются наряду с другими симптомами), развиваются по крайней мере у 25 % детей, получающих нейролептики. Блокада дофаминергического действия, вызываемая антипсихотическими препаратами, нарушает баланс между активностью дофаминергической и холинергической систем в базальных ганглиях. Высокоактивные нейролептики, обладающие слабыми антихолинергическими свойствами, чаще вызывают экстрапирамидные симптомы. При лечении этого осложнения возможно снижение дозы нейролептика или дополнительное введение антихолинергического препарата (к которым относятся тригексифенидил (атран) и бензтропин мезилат (когентин)). Злокачественный нейролептический синдром — редкий побочный эффект нейролептиков, который может привести к летальному исходу. Первыми симптомами этого грозного осложнения служат высокая лихорадка и «свинцовая скованность» в конечностях. Активность креатинфосфокиназы (КФК) в крови значительно повышена. При появлении первых признаков синдрома необходимы немедленная отмена препарата и поддерживающая терапия.

Источник: http://meduniver.com/Medical/Psixology/neiroleptiki.html MedUniver

 

 

*          *          *

 

Наиболее тяжелым побочным эффектом нейролептиков служит поздняя дискинезия. Это осложнение характеризуется хореоатетоидными движениями в конечностях, туловище, мышцах лица и развивается примерно у детей, получающих долговременную терапию нейролептиками. Дискинезия может развиваться на фоне лечения препаратом или уже после его отмены, в этих случаях она называется дискинезией отмены. Последний тип дискинезии, симптомы которого могут включать тошноту, рвоту, диарею, атаксию, оральную дискинезию и различные дистонические движения, в большинстве случаев обратим; дискинезия, развивающаяся на фоне приема препарата, может быть необратимой. Рекомендуются также профилактические меры (включающие временную отмену препарата и введение в схему лечения дней, свободных от приема препарата), нацеленные на снижение вероятности поздней дискинезии. Экстрапирамидные симптомы, включая паркинсоноподобный синдром (акатизия, брадикинезия, тортиколлис, слюнотечение и непроизвольные движения рук отмечаются наряду с другими симптомами), развиваются по крайней мере у 25 % детей, получающих нейролептики.  Высокоактивные нейролептики, обладающие слабыми антихолинергическими свойствами, чаще вызывают экстрапирамидные симптомы. При лечении этого осложнения возможно снижение дозы нейролептика или дополнительное введение антихолинергического препарата (к которым относятся тригексифенидил (атран) и бензтропин мезилат (когентин)). Злокачественный нейролептический синдром —побочный эффект нейролептиков, который может привести к летальному исходу. Первыми симптомами этого грозного осложнения служат высокая лихорадка и «свинцовая скованность» в конечностях. Активность креатинфосфокиназы (КФК) в крови значительно повышена. При появлении первых признаков синдрома необходимы немедленная отмена препарата и поддерживающая терапия.

 

 

 

Софья Доринская, президент Международного Бюро по правам человека в сфере душевного здоровья.

 

 

Моя история работы в психиатрии

 

http://www.youtube.com/watch?v=JN2W155-mns

 

http://www.youtube.com/watch?v=USdJ4Uj_o9Q

 

http://www.youtube.com/watch?v=t5SW-l0CM24

 

 

 

Этот ужас и называется официально признанной доказательной

 

медициной , основанной на современных научных достижениях

 

https://www.youtube.com/watch?v=yN8d-jpQJ30

 

 

 

 

Психиатрические методы лечения в России

 

 

 

Внимание!Опасно для вашего здоровья!

 

 

Софья Доринская, президент Международного Бюро по правам человека в сфере душевного здоровья.

 

Осторожно! Инсулиновая шоковая терапия!

 

http://www.youtube.com/watch?v=3H1lQdSCZos

 

 

 

Инсулинокоматозная терапия

 

(из справочника по психиатрии)

 

Инсулинокоматозная терапия психозов, несмотря на широкое распространение других средств и методов лечения, в частности психофармакотерапии, до настоящего времени не потеряла своего значения в России. Инсулин вводят парентерально, вызывая у больного гипогликемическую кому. Число сеансов на курс лечения определяют индивидуально. Инсулинокоматозная терапия психозов остается эмпирическим методом, механизм лечебного действия инсулиновых ком выяснить не удалось.

Показания. Основное показание к инсулинотерапии — шизофрения небольшой давности, психозы неврозы и т.д.. Гипогликемическое и субкоматозное лечение инсулином показано при наркоманиях для купирования состояний абстиненции (с этого началось применение инсулина в психиатрической клинике).

Методика проведения и клиническое состояние больного во время сеанса инсулинокоматозной терапии. Инсулинотерапия, как правило, проводится в психиатрическом стационаре. Для проведения инсулинокоматозной терапии в отделении имеется специальная палата и специально обученный персонал.на 6- 10  коек.

. Инсулин вводят ежедневно натощак с перерывом в выходной день (после такого перерыва дозу не повышают, а повторяют). Инъекции производят подкожно или внутривенно. Лечение начинают с 4 ЕД инсулина и ежедневно увеличивают дозу на 4 ЕД до появления выраженных симптомов гипогликемии. После этого 2 дня дозу инсулина не повышают. Если за этот период коматозных состояний не возникало, то на 3-й день дозу инсулина увеличивают еще на 4 ЕД; в дальнейшем (до возникновения комы) дозы инсулина повышают каждые 2 дня.

Инсулин вызывает гипогликемические состояния с угнетением функции мозга. Нарастание гипогликемии, завершающееся комой при достижении соответствующей для данного больного дозы, можно условно разделить на 4 фазы.

Первая фаза обычно наступает в течение первых 2 ч после введения инсулина, выражается сомнолентностью в вегетативной симптоматикой (потливость, слюнотечение, неравномерность пульса, снижение или, реже, повышение артериального давления, чувство голода и жажды, слабость, недомогание, головные боли, одеревенение губ, языка, мускулатуры лица).

Вторая фаза возникает на 2—3-м часу после введения инсулина, характеризуется выраженной сомнолентностью с легкой оглушенностью (без последующей амнезии) и падением мышечного тонуса. Больной слабо реагирует на внешние раздражения, замедленно отвечает на вопросы, почти все время спит. На фоне расслабления мускулатуры иногда возникает мелкоразмашистый тремор конечностей. Вегетативные нарушения, свойственные первой фазе, усиливаются, снижается температура тела.

Третья фаза (прекоматозная) наступает в конце 3-го — начале 4-го часа после введения инсулина. Отмечается выраженное оглушение. На оклик по имени больной не отвечает, реагирует лишь мимикой или поворотом головы. Речь смазанная, больные произносят отдельные слова, выкрикивают названия окружающих предметов, бессвязные обрывки фраз, издают нечленораздельные звуки. Тонус мускулатуры повышен, движения не координированы. В конце фазы возможно двигательное беспокойство: тонические подергивания мускулатуры лица, верхних и нижних конечностей, миоклонии, атетоидные движения стоп, вращение туловища, симптом хоботка. Оборонительные реакции на болевые раздражения усилены. Выражены вегетативные расстройства: экзофтальм, расширение зрачков (при сохраненной реакции на свет), повышенное артериальное давление, тахикардия, гиперемия лица, обильное потоотделение, учащенное, прерывистое дыхание.

На протяжении первых 3 фаз гипогликемии возможно непродолжительное обострение основного заболевания: усиление бреда, галлюцинаций, кататонического возбуждения. В некоторых случаях возникают яркие, красочные зрительные галлюцинации, симптомы нарушения схемы тела, деперсонализации. На фоне оглушения возможно психомоторное возбуждение с аффектом ярости и страха. Больные мечутся, катаются по постели, пытаются кусаться, рвут на себе одежду. Третья и четвертая фазы сопровождаются антероградной амнезией.

Четвертая фаза (коматозная) наступает спустя 4 ч после введения инсулина, сопровождается полной утратой сознания. Больные не реагируют на окружающее, на свет, звуки, прикосновение. Болевые раздражения вызывают лишь нецеленаправленные движения. Глотательный и кашлевый рефлексы еще сохранены. Мигательный рефлекс постепенно угасает. Лицо амимичное, бледное. Обильное слюноотделение. Дыхание иногда храпящее. Возможна атония или, наоборот, тоническое напряжение мускулатуры. Сухожильные рефлексы повышены, иногда появляются клонусы, рефлексы Бабинского, Оппенгейма. При дальнейшем углублении комы возможна децеребрационная ригидность — тоническая судорога распространяется на всю скелетную мускулатуру, ноги и руки вытянуты, голова запрокинута, отмечается тризм. Наряду с этим нарушается дыхание (становится поверхностным, прерывистым, с частыми задержками), снижается наполнение пульса, развивается цианоз; исчезают все рефлексы, в том числе корнеальный.

Сеанс инсулинокоматозной терапии завершается выведением больного из гипогликемического или коматозного состояния. Продолжительность первой комы не должна превышать 5 мин. В дальнейшем длительность коматозного состояния постепенно увеличивают до 20—30 мин, максимум до 40 мин..

Всего за курс лечения обычно проводят 20—30 ком. При высокой и быстрой эффективности можно ограничиться 15 сеансами лечения. Если улучшение нарастает постепенно или психическое состояние не изменяется, то число сеансов можно увеличить до 30, максимум до 40. Терапию заканчивают либо сразу, либо путем постепенного (в течение 1—2 нед) уменьшения доз инсулина.

Осложнения. Наиболее тяжелое и опасное осложнение — затяжные комы, возможны также затяжной выход из комы, явления психомоторного возбуждения, эпилептиформные припадки, эпилептический статус. Наиболее частая причина затяжных ком — чрезмерно длительное и глубокое коматозное состояние во время сеанса. В тяжелых случаях кома может продолжаться несколько суток.

В процессе инсулинокоматозной терапии возможны приступы острой сердечной недостаточности, в тяжелых случаях с отеком легких; коллапс; центральные нарушения дыхания по типу чейн-стоксова и др.; нарушения дыхания, связанные с аспирацией слюны; ларингоспазм.

 

 

 

 

Софья Доринская, президент Международного Бюро по правам человека в сфере душевного здоровья.

 

Электрошок. ЭСТ

http://www.youtube.com/watch?v=kQ26ylpJOAc

 

 

Электросудорожная терапия

 

 

(Из справочника по психиатрии)

 

 

 

Показания. Тяжелые депрессии в рамках МДП, шизофрении, инволюционных психозов, резистентные к психотропным средствам: 1) острые депрессии с резким беспокойством, страхами, быстро нарастающим физическим истощением, серьезными суицидальными тенденциями; 2) затяжные депрессии с монотонностью аффективных проявлений.

Методика проведения ЭСТ и клиническое состояние больного во время сеанса. ЭСТ — весьма серьезное вмешательство, требующее всестороннего обследования больного и дополнительных лабораторных исследований.

Для ЭСТ выделяют специальное помещение. Ее недопустимо проводить в общих палатах. Сеанс проводится натощак, так как возможны тошнота и рвота. Перед сеансом больного укладывают в постель. Необходимо распустить пояс, расстегнуть пуговицы, снять обувь. Съемные зубные протезы нужно извлечь. У женщин удаляют заколки из волос. По окончании сеанса больной в течение нескольких часов остается в том же помещении под наблюдением врача.

Для проведения ЭСТ пользуются переменным током из сети напряжением 127 и 220 В. Аппарат (электроконвульсатор) можно переключать на любое из этих двух напряжений. Минимальная судорожная доза определяется эмпирически, подбором напряжения и экспозиции. Минимальное напряжение тока 70—80 В, начальная экспозиция 0,5 с. Если первое включение тока не дает судорожного эффекта и сопровождается лишь кратковременной потерей сознания (абсанс), необходимо через 2—3 мин повторить процедуру, увеличив напряжение тока или время его действия. Напряжение обычно повышают на 10 В, а экспозицию — на 0,2 с. Чрезмерная экспозиция травмирует больше, чем высокий вольтаж, поэтому лучше сначала повышать напряжение, а затем экспозицию. Если второе включение тока также вызывает только абсанс, то после соответствующего увеличения напряжения или экспозиции через 2—3 мин производят третье включение тока. Если третье включение не приводит к полному судорожному припадку, то дальнейшие попытки на протяжении этого дня прекращают. Лечение возобновляют через 2—3 сут с напряжения, повышенного еще на 10 В.

Напряжение и длительность экспозиции, при которых достигнут полный судорожный припадок, повторяются во время дальнейших сеансов.

Перед началом сеанса больному накладывают на голову электроды, покрытые марлей, пропитанной изотоническим раствором хлорида натрия. Электроды располагают симметрично в височных областях, как можно ближе к волосистой части головы. Перед наложением электродов кожу также смачивают изотоническим раствором хлорида натрия. Когда электроконвульсатор приготовлен и электроды наложены, их соединяют с аппаратом электрическим шнуром. После подачи тока на больного и возникновения припадка аппарат отключают и электроды снимают. Во избежание прикусывания языка и щек медицинская сестра еще в самом начале припадка, когда больной ненадолго открывает рот, вставляет ему между коренными зубами шпатель. Шпатель удерживают до тех пор, пока больной не разомкнет челюсти после припадка. Во время припадка следует подложить под спину небольшой валик (свернутая простыня). Необходимо следить, чтобы больной не ушибся, не уткнулся лицом в подушку.

Во время припадка больного не удерживают. Удерживание создает дополнительные предпосылки к переломам и вывихам. После окончания припадка голове больного придают возвышенное положение, поворачивают ее на бок, удаляют накопившуюся в полости рта слюну. В некоторых случаях после окончания судорог на несколько секунд задерживается дыхание. Для восстановления дыхания необходимо несколько раз мягко надавить на нижнюю часть грудной клетки.  Больных укладывают, и, как правило, они через несколько минут успокаиваются. Необходимо следить за пульсом и дыханием.

Клиническая картина большого судорожного припадка, вызванного электроконвульсатором, в тонической и клонической фазах аналогична большим припадкам у больных эпилепсией. При воздействии достаточной судорожной дозы припадок начинается с мгновенной потери сознания и тонической судороги, охватывающей все тело. Тоническая фаза длится 10—20 с. На фоне тонического напряжения всей мускулатуры появляются ритмичные подергивания мышц век, лица и пальцев рук. Клонические судороги затем генерализуются и охватывают все тело. Клоническая фаза длится 20—30 с. В период судорожного припадка зрачки расширяются и не реагируют на свет. Артериальное давление во время припадка повышается, а в постприпадочном периоде снижается. Пульс во время припадка замедляется, после прекращения судорог ускоряется. С начала припадка отмечается задержка дыхания. В постприпадочном периоде сопутствующие вегетативные расстройства постепенно исчезают; дыхание восстанавливается в первые несколько секунд; проходит синюшность кожных покровов, выравнивается пульс, появляются реакции на внешние раздражители, примитивные спонтанные движения. Затем наступает сон, который длится иногда 30—40 мин. Больные просыпаются в полном сознании; период припадка амнезируется, что способствует уменьшению страха перед последующими сеансами.

Во время лечения, кроме больших припадков, возможны и другие приступы.

Замедленный припадок: возникновению тонических судорог предшествует латентный (предсудорожный) период, длящийся обычно 10—15 с, иногда 1—1½ мин. После включения тока больной сразу теряет сознание, наступает полная обездвиженность, прерываемая в некоторых случаях рудиментарными двигательными автоматизмами. Наряду с этим отмечаются вегетативные реакции, замедление пульса, расширение зрачков, потливость, слюнотечение. Затем постепенно нарастают и генерализуются тонические судороги, переходящие, как и при типичном большом припадке, в клоническую фазу.

Абортивный припадок наблюдается при недостаточной дозе тока и развертывается сразу после замыкания тока на больного. Припадок сопровождается кратковременной потерей сознания и завершается несколько укороченной тонической фазой. Клонических судорог, как правило, не бывает.

Несудорожный пароксизм возникает при низком напряжении тока и недостаточной экспозиции; его длительность 20—30 с (короче абортивного припадка). Клиническая картина исчерпывается непродолжительной потерей сознания (абсанс) и миоклоническими подергиваниями, чаще всего лицевой мускулатуры. Несудорожных припадков следует избегать, так как они сопровождаются более тяжелыми осложнениями, чем большие судорожные припадки.

Осложнения и их лечение. Хирургические осложнения при ЭСТ возникают наиболее часто; это переломы длинных трубчатых костей, позвонков, вывих нижней челюсти, плечевых и других суставов, травматические бурситы, грыжи. Наиболее тяжелые осложнения — переломы грудных (IV—VIII) позвонков. В связи с этим при появлении жалоб на боли в спине и затруднении движений в позвоночнике необходима рентгенография. Перелом или ущемление позвонков или переломы других костей, разумеется, требуют прекращения ЭСТ. Больным назначают соответствующее лечение. Вывихи целесообразно вправлять сразу по миновании пароксизмальных явлений, еще в период оглушения. Целость зубов нарушается при недостаточно тщательной санации полости рта или несвоевременном введении шпателя. Это осложнение чревато аспирацией обломков зубов с последующей аспирационной пневмонией или абсцессом легких.

Осложнения со стороны сердечно-сосудистой системы встречаются сравнительно редко. Коллапс возникает, как правило, в постсудорожном периоде, после восстановления дыхания, и требует введения кофеина, кордиамина и адреналина, а также вдыхания кислорода. Коллапс чаще всего наблюдается у больных с хроническим эндо- или миокардитом. Возможны, как правило, кратковременные нарушения ритма сердечной деятельности: синусовая брадикардия, тахикардия, мерцательная аритмия. Эти расстройства купируются строфантином с дигоксином, при брадикардии — атропином. К редким осложнениям относятся инфаркты и отек легких.

Среди расстройств дыхания наиболее частое осложнение — задержка дыхания непосредственно после прекращения судорожных пароксизмов. Абортивные припадки представляют в этом отношении более серьезную опасность по сравнению с большими судорожными припадками. При длительной задержке дыхания прибегают к искусственной вентиляции легких в течение 30—40 мин, до полного восстановления дыхания, вводят лобелин и кофеин. Голову больного запрокидывают назад, принимают меры против западения языка. При медленном восстановлении дыхания больному дают кислород.

Из нарушений психики первое место занимают расстройства памяти: от легких расстройств запоминания до тяжелых нарушений по типу корсаковского синдрома. При появлении астенических жалоб (утомляемость, плохая сообразительность, затруднение концентрации внимания) и плохом запоминании показаны перерыв в лечении и назначение пирацетама (ноотропил); в дальнейшем сеансы проводятся не чаще 2 раз в неделю. При более стойких расстройствах памяти, выражающихся не только в неспособности к запоминанию нового, но и в затруднении воспроизведения событии прошлого, необходимо полное прекращение ЭСТ. Амнестические расстройства могут сохраняться от нескольких недель до нескольких месяцев.

К другим осложнениям относятся протрагированные расстройства сознания (от легкой оглушенности до более тяжелых состояний с дезориентировкой в месте и времени) и спонтанные судорожные припадки. При возникновении таких нарушений дальнейшее проведение ЭСТ противопоказано.

Для уменьшения вредного воздействия электрического тока на головной мозг предложен ряд модификаций ЭСТ. Среди них используется монолатеральная ЭСТ с наложением электродов на недоминантное полушарие. При применении этой методики значительно уменьшается опасность нарушений памяти, хотя сам метод менее эффективен, чем билатеральный.

С целью снижения опасности переломов, вывихов и других повреждений опорно-двигательного аппарата применяют миорелаксанты, редуцирующие моторные проявления припадка.

 

 

 

Терапия психотропными средствами

 

 

(Из справочниеа по психиатрии)

 

 

Выбор психотропных средств, число которых превысило 500 и продолжает увеличиваться, сопряжен со значительными трудностями для клиницистов. Ряд экспериментальных показателей (механизм действия, фармакокинетика, влияние на те или иные физиологические процессы или психические функции) еще мало изучен и, по-видимому, не имеет прямых корреляций с клиническим эффектом. Указанные параметры психофармакологической активности нельзя положить в основу систематики психофармакологических препаратов, как и, казалась бы, бесспорный признак — химическую структуру вещества. Клинический спектр действия препарата зависит не только от его химической структуры, но и от фармакокинетики, например от метода введения препарата (прерывистое или постоянное).

Большинство классификаций опирается на эмпирическую группировку психофармакологических препаратов по клиническому действию. В пределах выделенных групп обычно учитывают уже химическую структуру препарата. Классификация психотропных средств включает 7 групп препаратов.

I. Нейролептики (психолептики, антипсихотические средства): а) фенотиазины (аминазин, тизерцин, трифтазин, мажептил и др.); б) бутирофеноны (галоперидол, триседил и др.); в) тиоксантены (хлорпротиксен); г) клозапины (лепонекс); д) производные раувольфии (резерпин); е) производные дифенилбутилпиперидина (пимозид-орап, флюшпирилен-имап) и другие нейролептические средства.

II. Транквилизаторы (анксиолитические средства): а) бензодиазепины (элениум, седуксен и др.); б) производные гликоля (мепробамат и др.); в) производные триметоксибензойной кислоты (триоксазин); г) другие транквилизаторы (мебикар).

III. Нормотимики (соли лития).

IV. Антидепрессанты (тимолептики): а) трициклические соединения (мелипрамин, амитриптилин и др.); б) четырехциклические соединения (пиразидол и др.); в) ингибиторы МАО (ипразид, нуредал); г) другие антидепрессанты.

V. Психостимуляторы: а) производные пурина (кофеин); б) фенилалкиламины и их аналоги (фенамин, центедрин); в) производные сиднонимина (сиднокарб, сиднофен); г) другие стимулирующие препараты.

VI. Ноотропы (аминалон, ацефен, пирацетам и др.).

VII. Психодизлептики [Препараты группы психодизлептиков в качестве лечебных средств почти не применяются и поэтому далее в таблицах не приводятся.] (галлюциногены, психотомиметики): а) производные индола (мескалин, псилоцибин, диэтиламид лизергиновой кислоты — ДЛК и др.); б) другие психотомиметические средства.

Методы применения.

Психотропные средства обычно назначают внутрь (в таблетках, драже, каплях, сиропах, суспензиях), вводят внутримышечно или внутривенно (струйно или капельно).

Побочные явления и осложнения.

Неврологические побочные явления и осложнения. Паркинсонизм варьирует от легкой гипокинезии до общей обездвиженности с маскообразностью лица, редким миганием, повышением тонуса мускулатуры конечностей, скованностью движений. Голос хриплый, иногда шепотная речь. Корпус во время ходьбы наклонен вперед, руки полусогнуты, расположены перед грудью.

Дискинезии — нарушения двигательных функций. Чаще пароксизмальные дискинезии возникают в оральной области. Дискинезии сопровождаются напряжением преимущественно глотательной и жевательной мускулатуры, мышц языка, хоботково-судорожными движениями губ, непреодолимым стремлением открыть рот и высунуть язык. В некоторых случаях к этим расстройствам присоединяются затруднения дыхания и фонации. Дискинезии других мышечных групп (окулогирные кризы, тортиколлис, торсионные спазмы) более редки. При генерализации дискинезии приобретают вид экзитомоторных кризов с вегетативными нарушениями — общим недомоганием, слабостью, тахикардией, потливостью. Пароксизмальные дискинезии наблюдаются преимущественно на начальных этапах лечения, возникают при назначении нейролептиков, причем чаще всего пиперазиновых производных фенотиазина (мажептил, стелазин), а также галоперидола.

Акатизия — непоседливость, потребность менять положение, встать и двигаться (тасикинезия); постоянное ощущение внутреннего возбуждения и взвинченности. В наиболее тяжелых случаях неусидчивости и тасикинезии сопутствуют тревога, ажитация и расстройства сна. Акатизия наблюдается преимущественно при нейролептической терапии. Резко выражены акатизия и тасикинезия и при лечении нейролептиками пролонгированного действия (модитен-депо и др.).

Стойкие экстрапирамидные расстройства с поздними дискинезиями. Преобладают ограниченные гиперкинезы (чаще всего в оральной области), сочетающиеся с явлениями паркинсонизма (гипомимия, нерезкая общая акинезия с повышением пластического тонуса). Эти расстройства возникают, как правило, после длительной нейролептической терапии, чаще всего у органически стигматизированных и пожилых больных, и сохраняются почти полностью не только после снижения доз, но и долгое время после отмены лекарств.

Психические нарушения. Депрессии. Возникают обычно вслед за паркинсонизмом, гиперкинезами и акатизией. Наряду с подавленным настроением, тревогой, назойливостью, агрипнией возникает сильная тоска с физическим оттенком. Больные жалуются на «невыносимое чувство», идущее изнутри; что-то со всех сторон сжимает грудную клетку; тоска камнем лежит на сердце. В тяжелых случаях депрессии протекают с болезненным бесчувствием. Больные определяют свое состояние как «безнадежное отчаяние». У них нет ни настроения, ни желаний, ни скуки, ни тоски. Они не чувствуют даже биения собственного сердца; исчезает аппетит, пища безвкусна. Нет чувств ко всему окружающему, перестали интересовать семья, дети. Все вокруг кажется измененным, неестественным, чужим и отдаленным.

Длительность тяжелых нейролептических депрессий различна, но чаще около 1½ лет. Как правило, нейролептические депрессии возникают у больных, ранее обнаруживавших аффективные расстройства (аффективно-бредовые состояния и др.). Среди депрессий, обусловленных нейролептической терапией (чаще аминазинотерапией), кроме тяжелых и длительных, встречаются и неглубокие астено-депрессивные состояния (с чувством бессилия, заторможенностью, жалобами на подавленность, слабость, упадок сил, усталость) или тревожные депрессии с внутренним беспокойством, плохим сном, нерезкими экстрапирамидными расстройствами. Эти состояния нестойки и проходят вскоре после снижения доз или временной отмены нейролептиков.

Маниакальные и гипоманиакальные состояния протекают с эйфорией и преобладанием двигательного беспокойства, наблюдаются при медикаментозно провоцированной смене фаз, преимущественно при назначении трициклических антидепрессантов и ингибиторов МАО.

Расстройства сна. Бессонница, нарушение ритма сна и бодрствования наблюдаются при лечении антидепрессантами со стимулирующим действием (индопан, мелипрамин) и стимуляторами (центедрин, сиднокарб и др.). Отсутствие чувства сна возникает на поздних этапах нейролептической терапии, нередко сочетается с акатизией и депрессивной симптоматикой.

Больные жалуются на тягостное ощущение отсутствия сна, на неудовлетворенность сном. Они не замечают, как засыпают и просыпаются. Объективно они спят хорошо, но утверждают, что уже много ночей провели без сна.

Делирий обычно возникает остро вечером и ночью. Клиническая картина близка к алкогольному делирию, но слуховые обманы восприятия преобладают над зрительными. Галлюцинации редко бывают устрашающими, нет резкого психомоторного возбуждения. Исход в большинстве случаев благоприятный, летальные случаи редки. Делирий отмечается как при назначении антидепрессантов, так и (реже) нейролептиков, особенно дериватов фенотиазина (тизерцина и др.). Возникновение делирия возможно на начальных этапах терапии (особенно при быстром повышении доз), а также в более поздние периоды лечения в случае присоединения провоцирующих факторов (интеркуррентные заболевания, переход к комбинированной терапии двумя или несколькими психотропными средствами). Риск манифестации делирия увеличивается при резком повышении доз психотропных средств, присоединении корректоров, а также при внезапном прекращении терапии. К возникновению делирия предрасполагают детский или пожилой возраст, церебральный атеросклероз, органическое поражение ЦНС, алкоголизм, сердечно-сосудистые заболевания, болезни печени. Развитию делирия обычно предшествует усиление тревоги, расстройств сна. Длительность осложнения от 1—2 до 5—8 сут.

Вегетативные побочные явления и осложнения. Клиническая картина вегетативных расстройств, их полиморфизм связаны как с центральным, так и с периферическим вегетативным эффектом, обусловленным воздействием психотропных средств. Такие расстройства наблюдаются при назначении нейролептиков (производные фенотиазина с алифатической боковой цепью) и антидепрессантов, реже транквилизаторов. При терапии нейролептиками чаще наблюдаются парасимпатикотонические феномены.

Среди вегетативных расстройств при лечении психотропными средствами наиболее часто возникают гипотония или повышение артериального давления, брадикардия или тахикардия, стенокардическая боль, гиперсаливация, сухость во рту, диарея, запор, потливость, приливы, покраснение кожных покровов, полиурия или затруднение мочеиспускания, потеря аппетита или булимия, тошнота, рвота, гипертермия, миоз или мидриаз [Вегетотропное влияние психотропных препаратов на орган зрения может выражаться также в повышении или понижении внутриглазного давления, реакции внутриглазных сосудов.], в некоторых случаях парез или спазм аккомодации. Как правило, вегетативные расстройства наиболее выражены в первые недели терапии, а затем, по мере адаптации к ней, постепенно нивелируются. Перечисленные побочные явления обычно не опасны, однако в ряде случаев возможны серьезные осложнения:

1) ортостатическая гипотензия, которая может сопровождаться, особенно у пожилых больных, коллапсом. В связи с этим в течение первых 1—2 нед лечения (особенно при назначении алифатических производных фенотиазина) целесообразно следить, чтобы больной меньше двигался в первые часы после приема лекарств;

2) нарушения мочеиспускания, чаще в результате применения трициклических антидепрессантов (мелипрамин, амитриптилин).

3) провоцирование острого приступа глаукомы у лиц с анатомическим предрасположением к ней при назначении обладающих атропиноподобным действием трициклических антидепрессантов (мелипрамин, амитриптилин).

средств.

Соматические осложнения. Токсико-аллергические реакции. Дерматиты, артриты, отеки в области лица и конечностей чаще наблюдаются при нейролептической терапии, однако возможны и при назначении антидепрессантов и, реже, транквилизаторов. Наиболее распространены аллергические дерматиты с макулезно-папулезными, экзантематозными высыпаниями, крапивницей, особенно весной. Как правило, поражается кожа открытых участков тела (лицо, шея, внутренние поверхности предплечий, кисти рук), но возможна универсальная эритема. Буллезный дерматит — наиболее тяжелая форма дерматитов. Он возникает редко, преимущественно в результате применения аминазина и некоторых других нейролептиков. Пузыри величиной от горошины до голубиного яйца с прозрачным опалесцирующим содержимым чаще локализуются в области стоп и ягодиц. При благополучном течении появление пузырей не сопровождается ухудшением общего состояния; через 1—2 нед они спадают. Содержимое пузырей вначале серозное, затем серозно-геморрагическое. Участки кожи на месте лопнувших пузырей подвергаются некрозу. В некоторых случаях возникновение пузырей сопровождается гипертермией, нарастающей слабостью. При дальнейшем ухудшении состояния возможен летальный исход.

Гепатиты. Короткий продромальный период исчерпывается диспепсическими явлениями (потеря аппетита, боль в животе, тошнота, рвота). В дальнейшем усиливаются слабость, головная боль, появляются такие симптомы гепатита, как упорный кожный зуд, повышение температуры, темная моча, обесцвеченный кал, желтушная окраска склер и кожи. В отличие от вирусного гепатита меньше выражена интоксикация, не изменены осадочные пробы, но повышено содержание холестерина в крови, активность щелочной фосфатазы и трансаминазы. При гепатитах, связанных с применением нейролептиков — производных фенотиазина и трициклических антидепрессантов (мелипрамин, амитриптилин), поражение печени имеет токсикоаллергическую природу или возникает вследствие холестатических изменений. Обычно гепатиты наблюдаются в первые 2—5 нед первого курса лечения. При назначении гидразиновых производных — ингибиторов МАО (главным образом ипразида) — возможны токсические гепатиты. В наиболее тяжелых случаях наблюдается желтая атрофия печени.

Нарушения кроветворения. Чаще наблюдается транзиторная эозинофилия; в первые недели лечения — относительный лимфоцитоз и моноцитоз, значительно реже — анемия и тромбозы. При длительной терапии психотропными средствами в средних и высоких дозах возможны лейкопения, гипохромная анемия и увеличение СОЭ. Наиболее редкое и в то же время наиболее опасное осложнение — агранулоцитоз; он чаще возникает у женщин на протяжении первых 4—10 нед лечения.

Кроветворение нарушается преимущественно при назначении нейролептиков (производные фенотиазина, лепонекс) и антидепрессантов, в том числе ингибиторов МАО.

Эндокринные нарушения: дисменорея, олигоменорея, аменорея, гинантропия у женщин, гинекомастия, задержка эякуляции у мужчин. Усиление или ослабление либидо, явления несахарного диабета, повышение массы тела встречаются при лечении нейролептиками, антидепрессантами и транквилизаторами. В большинстве случаев эти нарушения не представляют серьезной опасности и не требуют прекращения психофармакологической терапии. Наиболее часто при длительном применении психотропных средств наблюдается повышение массы тела.

Авитаминозы. Чаще встречаются пеллагроподобный синдром (авитаминоз PP) — малиновый язык, гиперемия зева, трещины в углах рта. Возможны и другие гипо- и авитаминозы.

Осложнения со стороны органа зрения: 1. Патологическая пигментация преломляющих сред глаза (роговицы и хрусталика), сочетающаяся с пигментацией кожи лица и рук («кожно-глазной синдром»). Возможен при длительном (более 6 мес) применении высоких доз аминазина и тизерцина. Пигментация крайне редко снижает остроту зрения и практически не опасна.

2. Токсическое действие на сетчатку глаза. Встречается редко и лишь при длительном введении больших доз (более 800 мг/сут) одного из пиперидиновых производных фенотиазина-тиоридазина (меллерил, сонапакс). Происходит необратимое снижение центрального и периферического зрения.

3. Атрофия зрительного нерва. Наблюдается в результате применения антидепрессантов — ингибиторов МАО.

 

 

Атропинокоматозная терапия

 

 

(Из справочника по психиатрии)

 

Методика проведения и клиническое состояние больных во время сеанса атропинокоматозной терапии. В день лечения утром больной пьет только сладкий чай. За 30 мин до инъекции раствора атропина для профилактики тошноты и рвоты внутримышечно вводят 50 мг аминазина; в конъюнктивальные мешки обоих глаз для уменьшения действия атропина закладывают 0,2 % эзериновую мазь, а слизистые оболочки рта и носа смазывают вазелином. Сначала парентерально (внутримышечно 1 % или 2,5 % раствор атропина сульфата) вводят 50—75 мг атропина. При каждом последующем сеансе дозу атропина увеличивают на 12,5—25 мг (средняя коматозная доза 75—150 мг), достигая таким образом к концу курса максимальных доз (275—300 мг). После введения атропина появляются вялость, сонливость, оглушенность. Иногда в этот период возникают кратковременная тревога или делириозные расстройства. При атропиновой коме (в отличие от инсулиновой) сохраняются сухожильные рефлексы, мышечный тонус снижается, исчезает корнеальный рефлекс, отмечаются тахикардия и небольшая гипертермия. Продолжительность коматозного состояния, необходимая для терапевтического эффекта, составляет 3—5 ч.

Самочувствие больных как в прекоматозном периоде, так и после комы субъективно тягостное: они жалуются на резкую сухость и боли в горле, слабость, сердцебиение, ухудшение зрения, а нередко и резь в глазах. В связи с этим лечению должна предшествовать рациональная разъясняющая психотерапия. Ее продолжают на протяжении всего курса, поскольку в ряде случаев, особенно при преобладании истеро-ипохондрических проявлений и фобий, больные отказываются от продолжения лечения.

Сеансы атропинокоматозной терапии проводят через день — 3 раза в неделю, на курс от 8 до 15 сеансов. В последующем, но не ранее чем через 1—2 мес, курс лечения можно повторить.

Осложнения. Чаще всего наблюдаются гипертермия (38—40° C), которая развивается обычно при недостаточно глубокой коме и вследствие резистентности к атропину. Гипертермия и чрезмерные колебания артериального давления (более 50—60 мм рт. ст.), а также рвота служат показаниями для немедленного купирования комы. Исчезновение назопальпебрального рефлекса свидетельствует о нежелательной глубине комы и требует срочного выведения из этого состояния. Нарушения проводимости миокарда, желудочное кровотечение, резкое похудание, анорексия, а также мидриаз, стойкий тремор пальцев рук, слабость, вялость, одутловатость лица, бледность кожных покровов возможны при длительном введении больших доз атропина и указывают на необходимость перерыва в лечении. Решение о возобновлении терапии принимается после консультации с

 

 

 

Пирогенная терапия

 

 

(Из справочника по психиатрии)

 

 

Для достижения гипертермии наиболее часто используют заражение инфекционным агентом (маляриотерапия) или введение в организм веществ, приводящих к повышению температуры .

Показания к пирогенной терапии ограничены. Чаще всего ее используют для преодоления резистентности к психотропным средствам, в качестве метода дезинтоксикации (при лечении алкоголизма) или коррекции грубых психопатических проявлений Для маляриотерапии (назначается главным образом в случаях прогрессивного паралича) используют возбудитель трехдневной малярии. Под кожу больному вводят 2—4 мл крови, взятой из вены больного малярией. Курс терапии включает в себя 8—12 лихорадочных приступов.

По завершении лечения для купирования малярии назначают противомалярийные средства (хинин, акрихин, бигумаль). Тяжелая анемия, желтуха и общее истощение заставляют прекратить маляриотерапию.

Лечение пирогеналом (пирогенал — сложный липополисахаридный комплекс, полученный из культур синегнойной палочки, брюшнотифозной и других бактерий), Появление на фоне повышенной температуры озноба, головной боли, рвоты, боли в пояснице может быть признаком передозировки пирогенала и требует снижения дозы препарата.

 

 

 

Терапия солями лития

 

 

(Из справочника по психиатрии)

 

 

 

Побочные явления и осложнения. В первые недели, а иногда уже и в первые дни лечения у ⅓ больных появляются повышенная утомляемость, головокружение, общая слабость, нестойкие диспепсические и дизурические явления, преходящий тремор верхних конечностей.

 Возможно также временное уменьшение объема аккомодации без резкого снижения зрения Более стойкие побочные явления, требующие соответствующей корригирующей терапии (а в некоторых случаях и отмены солей лития), наблюдаются обычно на более поздних этапах лечения. Наиболее часты (у ⅕ больных) диспепсические явления (изжога, отрыжка, потеря аппетита, тяжесть в области желудка, тошнота, рвота, понос), а также бывают полиурия, полидипсия, нарушения сердечного ритма (синусовая тахикардия, экстрасистолия, нарушение баланса электролитов, отеки), дисфункция щитовидной железы, кожная аллергия (мелкоточечные сыпи, папулезные высыпания типа крапивницы, фурункулез). В некоторых случаях разрушается зубная эмаль. Неврологические расстройства: тремор, тики, гиперкинезы туловища. Тремор, возникающий при лечении солями лития, неритмичный, крупноразмашистый, усиливается при вытянутых руках и еще более возрастает при целенаправленных движениях. Другие экстрапирамидные расстройства (нарушения мышечного тонуса, гипокинезии, гипомимия, дизартрия).

В отличие от экстрапирамидных явлений, связанных с применением нейролептиков, нейролептический тремор ослабевает при вытянутых руках, а движения в этом положении сравнительно ритмичны и уменьшаются при пальце-носовой пробе.

Лечение — симптоматическое (введение изотонического раствора хлорида натрия). При возникновении тремора применяют β-блокаторы (анаприлин, обзидан, индерал); если, несмотря на терапевтические мероприятия, побочные явления нарастают (упорная рвота, стойкая диарея, нарастающий отек, постоянный тремор конечностей с резкой дизартрией), то показано снижение доз солей лития или даже временная их отмена. Прерывать терапию литием заставляют нарушения сердечной деятельности с изменениями на ЭКГ (поперечная блокада, выраженные изменения зубца T), генерализованные дерматиты и нарастающая дисфункция щитовидной железы (микседема, узловой зоб).

 

 

 

Все эти методы официально признаны и одобрены Минздравом России.

Не верите?

Тогда ознакомьтесь более подробно!

 

Справочник по психиатрии

 

Издание второе, переработанное и дополненное

Под редакцией А. В. Снежневского

 

http://tapemark.narod.ru/psycho/index.html

 

 

 

 

 

Информация из форумов по поводу лечения нейролептиками.

 

 

Помогите, пожалуйста, снять ребенка с нейролептиков

  света 78 в Пт Июн 14, 2013 3:07 am

Здравствуйте! Моему ребенку 9,5 лет. В 3 года ставили ЗРР,потом ЗПРР. Только в 6,6 лет поставили аутизм, в это время после церебролизина на начались дикие страхи, крики. Назначили  нейролептики. В 8 лет легли в Научный Центр Психического Здоровья. Там ему давали разные нейролептики в том числе и противосудорожные. На лице выступала краснота, все лицо горело, между ног сыпь. Нам сказали-фотодерматит.В этом году 3 раза выступала сыпь. Выписали с кучей нейролептиков: галоперидол, неулептил,этаперазин, акинетон, депакин.Уже год сидим на таких таблетках, а состояние не лучше, только ухудшается. В марте переболел, резко отменили нейролептики, т.к температура была 5 дней, после этого пошел сильнейший регресс, откат назад: хождение на цыпочках, сильные крики и истерики с паданием на землю,агрессия к себе и к окружающим, ничего не слушает, не хочет и не воспринимает, убегает, вообщем хожу за ним целый день, больше сил нет. Писать и читать могу только когда спит-ночью. Когда маленький был, были частые рвоты, кишечные гриппы ставили.Сейчас проблемы с ЖКТ,печенью, поджелудочной. Подскажите пожалуйста как нам слезть с этих нейролептиков? Поведение сейчас ужасное. Диету начала вводить с начала июня. Поведение не улучшается. Как быть дальше? (Сдавали анализы на биохимию 16 мая: общий кальций повышенный и значительно повышены лимфоциты-61.0 при норме до 38)

света 78

света 78 в 13.08.13 1:43

Девочки ответьте пожалуйста-мне страшно! Сегодня по совету врача (я ей звонила и консультировалась)начала давать флуконазол в капсулах по 1капсуле 50мг 2 раза в день(она сказала давать 10 дней потом перерыв 10 дней и опять повторить 10 дней). После каждого приема когда поведение портилось давала-энтеросгель тоже 2 раза. Магний тоже уменьшила до 300, но неотменила сразу. Таурин сегодня не давала( правда когда начались эти пугающие тужения я дала 1 капсулу, может я не права, но я не знала что делать, прочитала, что таурин уменьшает судорожную активность и дала). Вечером началось---не спит до сих пор, ходит туда сюда, настроение плаксивое,тужится(такое впечатление что болит живот запор-ходил в туалет сидел тужился сильно и немного покакал), очень сильно напрягается даже все вены на голове выступают от напряжениения и весь красный становится, спать не хочет, просит пить часто, стал говорить невпопад( всякие глупости -ударю боюсь мальчика), поведение очень неадекватное. До этого засыпал хорошо, а сейчас еще не спит и не хочет, говорит пойдем гулять,просит есть, делает стереотипные движения,, уложить невозможно-он сильный встает-истерит, кричит-не хочу лежать-вообщем ужас что сейчас твориться, но больше всего меня пугает когда он тужится то и дело! Да еще зрачки расширены-это раньше было когда была большая доза нейролептиков и когда мы во время болезни их резко отменили, но сейчас я уже некоторое время даю уменьшенную дозу и больше не сбавляла пока. Даже не знаю что и думать? Неужели это так кандида бьет или отмитрает и давать ли дальше флуконазол?
ДЕВОЧКИ! Я НЕ ЗНАЮ ЧТО ДЕЛАТЬ ДАЛЬШЕ-МНЕ ОЧЕНЬ СТРАШНО ЭТО ВИДЕТЬ! Я уже и наплакалась, а толку-то.Еще бил себя по голове и говорил-кепка болит. Спрашиваю что болит-не говорит. сЕЙЧАС ОПЯТЬ ИСТЕРИКА!Что дальше делать? Что давать? Я уже не знаю>  помогите!!!!!

Такой вопрос:у кого дети очень буйные и кому УДАЛОСЬ уйти от нейролептиков?Ваш личный опыт-удачный и не очень.Спрашиваю не просто так.Сыну приходится принимать 3 нейролептика.Удалось снизить дозировку,но когда попыталась отменить один(и не самый сильный)препарат-срыв ужасный.Пью корвалол,закусываю валидолом.Вернулась к трем препаратам.Очень хочу убрать нейролептики и услышать речь(появлялась в момент отмены лекарства),но не могу-дома ни одной целой вещи может не остаться
 

 

У Лешки как-то прямо на приеме у психиатра срыв был-трое врачей,медсестра и я поднять не могли. Вкатали какой-то препарат(уже и не помню)-не помогает.Вкололи еще(дозировка уже вкупе взрослая)-0 эффекта.Еле домой довезла.Врач звонит через час,спрашивает:"Ну что,быстро заснул?"А я ей:"Какое там,вообще не спал,до сих пор скачет,как лось"(кажетсяу врача волосы дыбом встали по телефону:) :(

 

 

Psychotropic medications.

 

Attention! Dangerous for your health!

 

Sedatives and tranquilizers, antidepressants and antipsychotics

 

Analytical study.

 

 

 

Psychotropic drugs are used in treatment of children, adolescents and adults from various psychosomatic diseases, disorders of the central nervous system and brain activity.

 Our project is aimed at studying diseases which nowadays are not unambiguously interpreted, practically not researched and not subjected to any analysis due to the fact that contemporary scientists have tried to explain these diseases by the presence of certain changes in the central nervous system.

These changes are said to happen due to the fact that, allegedly, the central nervous system is not able to exist in normal state due to the fact that its components and elements require replenishment with various active chemicals.

 Today's understanding of all processes in the human body is only limited to the presence of various chemical substances in it. This explains the craze for various chemicals, which are considered to be the most important healing factor for the human body.

Psychotropic medications are a certain group of dangerous chemical elements that can create various effects in the body in the form of:

- delay of natural reactions of the human body;

- suppression of all possible reflexes and responses;

- inhibition of various processes in the cerebral cortex and central nervous system;

- suppression of all brain centers and creation of a state that is equivalent to complete indifference to everything that is happening around.

Such properties of these drugs are aimed at providing the maximum possible state of indifference for people who are considered not very healthy and show different movements, have different disorders and may have incomprehensible processes, from the view point of medical scientists. It is customary to say that this is the result of various chemical processes taking place in the body.

Psychotropic drugs have different effects and they can be defined as sedatives and tranquilizers, antidepressants and antipsychotics.

Sedativse and tranquilizers include some chemicals which are able to drive a person in a state of increased inhibition or increased excitement. This is due to the fact that an active chemical substance, when ingested into the body, acts in such a way that a person receives an additional impulse of tremendous force which accelerates processes of all kinds of reactions triggered by this substance. As a result, a slow explosion which is accompanied by various unnatural sensations takes place. A state of a human body in the form of excitation caused by an active chemical substance is called the state of increased narcotic excitability. At the same time, a child or an adult experiences various desires that are not inherent to him in normal healthy life.

Sedative drugs are active substances that can affect the central part of the brain and suppress all kinds of normal natural reactions. These active substances not only suppress various types of reactions, but also are capable of destroying some parts of the energy structure of the cerebral cortex. These very parts are responsible for a certain interaction with the environment. Once they are destroyed, a person can lose a real sense of reality. This is the very time when the processes which can become irreversible starts taking place.

Antidepressants are substances that neutralize the sensory receptors of the human body. A person becomes so indifferent that he simply does not care about what is happening.

These strange medications are used in the work of neuropathologists, psychiatrists, cardiologists and specialists of other related therapeutic areas in the treatment of children and adolescents.

The most dangerous for the human body is a group of drugs called neuroleptics.

These active substances are completely similar to chemicals called drugs and the effect of neuroleptics is completely similar in character to any narcotic substance that drug users take. At the same time, if the doctor who has prescribed this medication promises that you will not be affected by any side effects under any circumstance, you will not be able to understand how he is able to assess the impact of this narcotic drug on a child’s or an adult’s body.

After all, the active element of this or that medicine affects the central nervous system in completely different ways. For example, if you have noticed how alcohol affects a person, then you might have found out that some people became addicted to it and after a while completely degrade. Others drink alcohol in more or less moderate amounts, but this does not allow them to completely quit drinking. The others are absolutely indifferent to it, and at the same time can sometimes have a small shot.

 These distinctive characteristics of people’s attitude towards alcohol completely correspond to all those parameters which a person experiences when a neuroleptic gets in his organism.

You can imagine a man who has drunk, let’s say, a glass of vodka and became completely indifferent to everything that is happening. At that very moment, certain reactions which are usually evaluated as a violation of the general pattern of the processes occurring in the human body take place. At that moment different addictions to a particular chemical substance start to appear.

If your child is more or less resistant to the effect of the active substance, he can live for a long time without experiencing very strong external manifestations. If his central nervous system is not able to provide adequate protection from such a seriously harmful active substance, then he can experience all those negative manifestations, which are described in various sources in detail and are called neuroleptic malignant syndrome.

What is it? This is the manifestation that occurs when the body starts gradually breaking down from the effect of an active chemical element which the neuroleptic consists of.

The evidence of neuroleptic syndrome is quite diverse. You can see how a person slowly but surely changes and he makes movements that seem to resemble some strange gestures. He is unable to control his body (drug hyperkinesis), he grimaces, demonstrates any other strange states which at first glance are considered as a manifestation of a psychiatric illness.

At the same time, you will be more likely told that if the prescribed drug does not help cure this disease, then the disease can be considered not as psychosomatic but as psychiatric so your child needs to be treated by a completely different specialist - a psychiatrist. In this case you will be recommended not just a treatment, but a series of different tests of your child's condition. He will be offered all sorts of drugs which sooner or later drive him into a state of total oppression of the psyche which then can lead to irreversible consequences.

Such a state of affairs in the Soviet medicine which gradually transformed into the Russian medicine suggests that people working there are completely indifferent to what drugs children and adolescents take when they seek help from doctors.

In the foreseeable future, it is most likely there will not be people who would not have tried psychotropic drugs.

Once a person starts taking such drugs, he immediately gets various unpleasant perspectives for future existence, since he can get an even more serious illness than the one he has. He can completely become indifferent to everything or change so much that no one can ever bring him back to a normal psychological state.

These strange, at first glance, circumstances are recognized as the treatment of psychosomatic diseases in the institutions of the Ministry of Health. They also say that our current worldview and internal awareness that a doctor should not make a person suffer from various diseases exists only when people suddenly remember that they need to go to church and understand that they have caused somebody harm. After all, specialists in these areas are unable to cure a single disease from the long list of numerous psychosomatic and psychiatric diseases.

Our project is aimed at assessing everything that is happening in our Russian medicine in the field of psychosomatic diseases and addictions. If someone has ever thought about why experts are investigating the effects of a particular antipsychotic, many people would simply refuse to take it, even if the doctor prescribed this drug to their children.  In the annotation to any neuroleptic such a huge number of side effects, which shock ordinary people who are not related to medicine, is listed. Though,  as a rule, doctors turn a blind eye to what is described in the side effects because in fact a doctor is just an obedient executor of instructions and regulations that are produced by the Ministry of Health and recommend this or that drug for the treatment of psychosomatic diseases.

No one ever, under any circumstances, can prove that this doctor harmed your child much more than the disease that the child had before the treatment.

This pattern only confirms the universally accepted assertion that if a person falls into the hands of a psychiatrist, then sooner or later he begins to turn into a being that can no longer be considered a normal person.

Such strange, at first glance, methods have gradually resulted in a widespread usage of these drugs. Now it is even difficult to imagine our life without a huge number of all possible variations of psychotropic drugs.

And if you suddenly start feeling that you are depressed or you are chased by someone or think that you are in some kind of danger, you will be prescribed a heavy psychotropic drug that has the property to make you absolutely indifferent to everything. At the same time, if you are not resistant to the effects of drugs on your body, then sooner or later you can get another disease, which not a single doctor of our Russian medical institutions can cure because drug addiction requires completely different approaches. It is not treated with any chemical substances and it consists of a specific excitation focus formed under the influence of the active substance which must be removed. But at the same time, there is a possibility that today's doctors trained at the medical institute are not only unable to do this, but they even have no desire and ability to do so.

I would like people facing a choice how to treat their children prudently turn to sources that visually show the real danger of various narcotic substances contained in the neuroleptic drugs. If you are told that there are new unique developments and promise extraordinary results from these pills, you need to make yourself believe that this drug is not able to cause your child any side effects stated in the annotation and resulting in a spectrum of various heavy disorders of the body.

If you have decided to treat your child with an antipsychotic, then you should determine for yourself for what extend it is necessary to use a drug recognized as a dangerous one with such a spectrum of side effects from the point of view of any normal person.

Our task with you now is to understand whether it makes sense to expose children and adolescents to such trials, even if the most harmless drug provokes a huge amount of adverse side effects in the human body.

And then the logical question arises: "If such drugs are a serious danger to human health, then why do we need doctors who are engaged only in prescribing exactly these harmful drugs belonging to the group of psychotropic drugs?" This suggests that our medical science has not yet outlined its attitude to diseases that are popularly called nerve tics, stammering, phobias, depression and the like.

At the moment, psychotropic drugs are used that have an effect similar to a narcotic substance. And if any scientist thought about the origin of this state of affairs in our medicine, then another very important question would arise: "But what about directions that require serious treatment of such diseases?"

And then we take a wrong path allowing other doctors to treat with drugs that cause even stronger diseases than the patients had as original ones.

If your child stutters or has any part of the body twitching, then this disease can be cured only by a one-time visit to a specialist in trans-integral techniques. And within two to three months your child will again become healthy. If you go to a doctor and he prescribes a lot of different psychotropic drugs, then the recovery will be under a big question, because the impact of various active substances of narcotic content on a child's body is unpredictable. And no doctor will be able to assess the degree of real danger to a child's organism.

Then here comes the insanity. You will be asserted that if you do not take such drugs, it is likely that your life or the lives of your children may be in danger. This is used for epilepsy, panic attacks, bronchial asthma and other related diseases.

In fact, if we carefully study the structure and mechanism of the disease, it turns out that psychotropic drugs create much more unpleasant effects and disease states than the original diseases themselves.

However,  nowadays it is accepted to state that the doctor, first of all, must take care of saving the patient's life and in this case the means that completely change a person's condition are used. In this case, the patient is already becoming completely different: different side effects occur and all sorts of unpleasant conditions appear. Gradually a person is immersed in a world of incomprehensible states and sensations, which are sometimes accompanied by huge explosive effects that disturb psychiatrists.

These conditions just accompany all the techniques based on the use of neuroleptics.

 Our project already has a lot of information and materials on this topic but I want to once again warn all parents and wish them infinite happiness and hope that their children will be able to avoid the fate that befell many children whose mothers used to treat simple and harmless diseases in the form of a nervous tic with haloperidol and similar neuroleptics. These drugs eventually made these children completely indifferent. They lost their initial sensations and became incapable of manifesting themselves in the form of various actions. All that they were allowed later was just a purposeless pastime, which was defined as a fairly normal state in order not to cause anybody any harm.

I would like people who were forced to use these drugs to think about why their children started to feel some strange sensations and movements, and all that is inherent in side effects in the form of dyskinesia, neuroleptic syndrome, parkinsonism and other similar side effects.

Then you will think about why you did not pay attention to the whole range of side effects when the doctor prescribed this drug to you. When you took it out of the box and without reading the annotations, gave it to the child in the hope that the doctor will really help you get rid of this psychosomatic illness. I would like you to remember that your child is dear to you, first of all. And no one else will care for him the way his parents will!

And only then you will be able to protect your child from troubles and negative side effects that various psychotropic drugs can create and which can completely change the state of the child and affect his normal life.

 Once you are being asserted that there are some newfangled unique drugs that cost a lot of money, you should immediately pay attention to which group these drugs belong to and for what purpose the doctor prescribes them to your child. If it turns out that this drug does not treat any disease at all, then the sacramental question pops up: “Then why this drug should be taken if it does not really cure a single disease?" After all, your child hopes that he can become healthy in the future!

And then an even more serious question arises: what to do and how to act in this situation?

In this project we do not need to comprehend and make any assumptions by stealing bread from the employees of the Ministry of Health. But at the same time it would be desirable that they try to answer such a significant question for parents whose children are sick of this type of disease.

But what about the parents if their child became even sicker as a result of the treatment?

Here come a lot of questions which no doctor and no doctor of medical sciences can answer today. At the same time, you will be always asserted that a child's nervous system is working incorrectly; that, allegedly, the brain cannot cope with its activities and that the child is not able to develop normally, etc. These strange statements are designed for people who rely on doctors prescribing such heavy psychotropic substances.

Our medical science as always thinks only of some promising inventions, and these inventions are nothing more than certain chemical substances. But if we take a deeper look at these processes, then we can find out that many chemicals can create very serious diseases in the body that can completely ruin a person’s life.

So if you visited to a psychiatrist or a neuropathologist and he prescribed for you such heavy psychotropic substances as neuroleptics, then you should ask the question: "What if my body is not able to counteract such a substance and I can become addicted having any side effects? And hardly someone can help me?

When you ask yourself such questions, then the possibility that these drugs will be constantly prescribed to children and adults and they will take them in huge quantities will disappear.

After all, there are different methods, techniques and approaches to these or other diseases. But only if scientists and doctors themselves will strive to understand the truth and to explore the methods that are forgotten, abandoned and not recommended.

"Today our whole life is based, first of all, on making money," - this is key statement of the market economy. If the Ministry of Health will strive for altruism or explore any methods that are not conducive to the accumulation of additional funds, then sooner or later they will be asked the question: “How do you work in a market economy, when everyone is eager to make money and everyone is trying to sell, and when the life process itself is a process of "buying and selling?”. And then there will arise questions that the Ministry of Health now resolves quite easily, since in our turbulent time full of all kinds of medications, including those that can disrupt human health and create serious diseases.

At the same time they are still sold, they are still prescribed and used even when no one and under no circumstances should prescribe this drug, especially to children of almost any age.

This is just a huge mystery, which has not yet been solved by anyone in Russia. If someone tried to do this, then there would be a lot of questions which have already been partially solved in more developed foreign countries. But since we live in a developing country, we need as much money as possible, as much sales as possible, as much market relationship as possible and many psychotropic drugs as the doctor should prescribe to children and adults suffering from certain diseases.

Such an approach exists in our modern Russian medicine. It takes place in the system of the Ministry of Health which is completely indifferent to the fact that such drugs can provoke craving for narcotic substances that have more serious manifestations which can permanently deprive a person of his normal way of life.

 

Наиболее тяжелым побочным эффектом нейролептиков служит поздняя дискинезия. Это осложнение характеризуется хореоатетоидными движениями в конечностях, туловище, мышцах лица и развивается примерно у 20-30 % детей, получающих долговременную терапию нейролептиками. Дискинезия может развиваться на фоне лечения препаратом или уже после его отмены, в этих случаях она называется дискинезией отмены. Последний тип дискинезии, симптомы которого могут включать тошноту, рвоту, диарею, атаксию, оральную дискинезию и различные дистонические движения, в большинстве случаев обратим; дискинезия, развивающаяся на фоне приема препарата, может быть необратимой. Наилучшим инструментом для оценки патологических движений у детей и подростков служит шкала патологических непроизвольных движений (Abnormal Involuntary Movement Scale — AIMS). Лечение поздней дискинезии включает снижение дозы или отмену препарата (если это возможно), несмотря на имеющиеся наблюдения о том, что повышение дозы нейролептика вызывает временное уменьшение симптомов дискинезии. Рекомендуются также профилактические меры (включающие временную отмену препарата и введение в схему лечения дней, свободных от приема препарата), нацеленные на снижение вероятности поздней дискинезии. Экстрапирамидные симптомы, включая паркинсоноподобный синдром (акатизия, брадикинезия, тортиколлис, слюнотечение и непроизвольные движения рук отмечаются наряду с другими симптомами), развиваются по крайней мере у 25 % детей, получающих нейролептики. Блокада дофаминергического действия, вызываемая антипсихотическими препаратами, нарушает баланс между активностью дофаминергической и холинергической систем в базальных ганглиях. Высокоактивные нейролептики, обладающие слабыми антихолинергическими свойствами, чаще вызывают экстрапирамидные симптомы. При лечении этого осложнения возможно снижение дозы нейролептика или дополнительное введение антихолинергического препарата (к которым относятся тригексифенидил (атран) и бензтропин мезилат (когентин)). Злокачественный нейролептический синдром — редкий побочный эффект нейролептиков, который может привести к летальному исходу. Первыми симптомами этого грозного осложнения служат высокая лихорадка и «свинцовая скованность» в конечностях. Активность креатинфосфокиназы (КФК) в крови значительно повышена. При появлении первых признаков синдрома необходимы немедленная отмена препарата и поддерживающая терапия.

Источник: http://meduniver.com/Medical/Psixology/neiroleptiki.html MedUniver

Яндекс.Метрика